Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов




НазваниеОбщественные настроения накануне реформ 1860-х годов
страница12/15
Дата публикации29.08.2016
Размер2.61 Mb.
ТипРеферат
5-bal.ru > Право > Реферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

IJl"^ I U I I L I Ш1. UULI 1 L4 I I 11 LLJ Ul J UUIJJ U II I I I J UILJ4_J II J J_U I I 11...

Обер-прокурор св. синода заявил нам, что вместо учре­ждения так называемой им «верховной говорильни», нужно, главным образом, заботиться и радеть о народе. Ваше вели­чество, в этом последнем собственно отношении, т. е. отно­сительно забот о возможном благе народа, взгляды наши со­вершенно сходятся. Несмотря на то, что всего в ноябре меся­це отменен ненавистный всем соляной налог, причем народ освобожден от уплаты в год 15 миллионов рублей, я, не более двух недель тому назад, имел счастье докладывать покойному государю, в присутствии Вашем, предложения министерства финансов и внутренних дел о понижении выкупных кресть­янских платежей на сумму 9 миллионов в год.

При первом моем всеподданнейшем докладе Вашему величеству я счел долгом вновь обстоятельно доложить это дело, испрашивая разрешения Вашего внести его в самом безотлагательном времени в государственный совет. Вашему величеству благоугодно было на это соизволить, выразив же­лание, чтобы дело было рассмотрено в нынешнюю же сес­сию совета. Смею думать, что предложения подобного рода служат доказательством заботы нашей и радения нашего о народе. Но заботясь и радея о нем, не нужно забывать, что, кроме простого народа, в населении государства есть и обра­зованные классы общества. Для пользы дела необходимо, по мере возможности, привлекать их к участию в управлении, выслушивать их советами, весьма часто очень разумными.

Государственный контролер Д.М. Солъский (совершенно спокойно). Ваше императорское величество, обер-прокуро­ром св. синода было высказано много такого, с чем согласны все. Поэтому между нами нет такого коренного различия в убеждениях, как казалось бы с первого взгляда. Разногласие происходит, главным образом, от недоразумения. Ни ми­нистр внутренних дел, ни все те из нас, которые согласны с его предложением, вовсе не считают предлагаемую им меру средством, ограждающим против преступлений социализма. И при действии ее преступления социалистов будут по-преж­нему возможны. Для борьбы с социализмом нужно иметь прежде всего хорошую полицию, которой у нас нет.

С другой стороны, никто не помышляет о конститу­ции или об ограничении самодержавия. В проекте минист­ра внутренних дел, одобренном особым совещанием, в кото­ром Ваше величество изволили участвовать, прямо выраже-

176

но, что редакционная комиссия с участием земства и горо­дов имеет лишь голос совещательный; далее сказано также, что существующий порядок рассмотрения дел в государст­венном совете остается без изменения. Ввиду этого о кон­ституции нет и речи.

Если бы в проекте была хотя тень такой мысли, то каж­дый из присутствующих, без сомнения, отверг бы ее с него­дованием. Не конституция, не ограничение власти нужны нам теперь, нам нужна, напротив того, власть сильная, энер­гическая, неограниченная, какой она была до сих пор на Ру­си. Одним словом, нам нужно самодержавие. Но вместе с тем необходимо, чтобы самодержавная власть могла действовать сознательно, основываясь на познании действительных на­родных нужд.

Константин Петрович уподобил предлагаемую меру составу французских etats generaux. Уподобление это совер­шенно неправильное. Всем известно, из кого состояли etats generaux и какое их было значение. Разве предлагается что-либо подобное этому учреждению?.. Предлагается созвать около ста человек, избранных губернскими земскими собра­ниями и городскими думами губернских городов. Нельзя со­мневаться в том, что избранные лица будут люди вообще уме­ренные. Они будут совещаться при участии правительствен­ных деятелей и под председательством лица, назначенного высочайшею властью. Затем, если бы это собрание увлек­лось, то нельзя думать, чтобы русское правительство, силь­ное, в некоторых отношениях всемогущее, не имело средств остановить подобное увлечение.

Опасения, и притом напрасные, у нас не новость. Ког­да покойным государем возбужден был вопрос об освобожде­нии крестьян, тогда многие боялись у нас революции. После­дующие события доказали, что опасения эти не имели ни ма­лейшего основания.

Когда введены были земские учреждения, многие пред­сказывали, что вводимый порядок будет постоянно расти, что земство будет стремиться к приобретению политическо­го значения, что силою вещей правительство будет вынужде­но уступить и что таким образом водворится в России правле­ние конституционное. Но разве опасения эти были справед­ливы? Разве земство стало политическою силою и вышло из тех пределов, которые были ему предуказаны законом? За ис-

177

ключением некоторых отдельных случаев не серьезного даже сопротивления, а скорей невинной болтовни, которые были тотчас же остановлены распоряжением правительственной власти, - земство наше никогда не выходило из границ. Его можно обвинить скорее в бездеятельности, в апатии.

Итак, неоднократно возникавшие у нас до сих пор опа­сения по случаю принимавшихся либеральных законодатель­ных мер, как доказано неопровержимыми фактами, были на­прасны, были несправедливы.

Ваше императорское величество, возвращаясь к перво­начальному заявлению, я должен снова указать на то, что ме­жду нами нет коренного различия в убеждениях. Сам Кон­стантин Петрович не отвергает пользы соображения важ­ных законодательных мер при участии людей практических. Но решительно то же самое предлагается и нами. Может быть, мы не сойдемся с Константином Петровичем в подроб­ностях, но подробности есть дело дальнейшего рассмотре­ния. Обсуждать проект вновь во всех мельчайших его поста­новлениях, ввиду важности дела, может быть только полез­но. Теперь речь идет собственно об основной мысли, а отно­сительно нее, по глубокому моему убеждению, нет различия во взглядах. Нынешний порядок администрации признан са­мим правительством во многих отношениях неудовлетвори­тельным и требующим исправления. С этим согласен и Кон­стантин Петрович. По возвращении сенаторов, которым по­ручена ревизия многих губерний, и по рассмотрении их тру­дов будут составлены предположения об изменениях в раз­ных частях законодательства. Необходимо, чтобы измене­ния эти удовлетворяли действительным потребностям и не остались мертвою буквою. Для этого нужно содействие лю­дей, знающих действительную жизнь.

Кроме общих проектов, касающихся проекта управле­ния, нельзя оставлять без внимания крайнюю необходи­мость изменения нашей податной системы.

Нынешнее податное обложение в высшей степени не­справедливо и тягостно для некоторых классов населения. Но для того, чтобы облегчить одних, нужно обременить дру­гих, нужно ввести новые налоги, о чем упоминал еще сегод­ня министр финансов. Введение же новых налогов обыкно­венно возбуждает ропот и увеличивает число недовольных. Почти ничто не ожесточает так людей, как то, если их бьют

178

по карману. Поэтому правительство должно озаботиться только о том, чтобы подати были справедливые и чтобы они распределялись, по возможности, равномерно, - в этом мно­го помогли бы представители разных местностей и разных классов общества, - но также и тем, чтобы не нести одному всей ответственности в принятых мерах. Коль скоро меры эти будут предварительно обсуждены представителями стра­ны, то ответственность будет разделяться ими, и правитель­ство найдет в них опору...

Ваше величество, в заключение я должен сказать, что речью своей Константин Петрович всех нас расстроил. При этом он представил в самых мрачных красках весь ужас ны­нешнего нашего положения. Он раскритиковал все, но сам не предложил ничего. В конце своей речи Константин Пет­рович справедливо сказал, что во времена, подобные настоя­щим, нужно действовать. Нам предложен план действий. Ес­ли он не хорош, то нужно заменить его другим; но ограничи­ваться одной критикой и оставаться неподвижным - невоз­можно.

После Сольского попросил слова министр путей сообще­ния К.П. Посъет. Довольно нескладно и темно он объяснил, что предполагаемые меры несвоевременны, тем более, что они могут быть приняты за уступки требованиям и угрозам социалистов.

Почти в один голос Лорис-Меликов, Абаза и Сольский заявили, что этого бояться нечего, так как социалисты требу­ют совсем не того и что предлагаемая мера их, конечно, не

удовлетворит.

Председатель департамента законов кн. С.Ц. Урусов, Ваше императорское величество, если предложение министра внутренних дел будет принято, то, по моему мнению, нужно рассматривать его не как меру политическую, а как меру пра­ктически полезную.

Коль скоро правительство должно искать себе помо­щи в содействии представителей общества, то необходимо, чтобы эти представители были лучшие люди страны.

Но из рассматриваемого нельзя вынести убеждения, что представители земства и городов будут именно такие лю­ди. Поэтому, Ваше, величество, я, с моей стороны, признавал бы полезным и необходимым пересмотреть проект предва­рительно в комитете министров.

179

Управляющий министерством народного просвещения А.А. Са­буров. Ваше императорское величество, проект министра вну­тренних дел признается здесь многими за меру слишком ли­беральную. Я не могу согласиться с таким мнением.

Весьма основательно были возражения, что предложе­ние графа Лорис-Меликова не есть что-либо совершенно но­вое и что, в сущности, оно есть лишь видоизменение и усо­вершенствование того, что делалось в прежние времена при рассмотрении важных законодательных проектов. При ны­нешних грустных обстоятельствах мера эта особенно необ­ходима. Она вызывается неотложной потребностью опе­реться на здоровые силы страны.

В настоящее время правительство опирается в своих действиях собственно на одних чиновников, т. е. на людей хо­тя и образованных, но дышащих исключительно петербург­ским воздухом и усваивающих себе взгляды и убеждения га­зет, не всегда верные и не всегда соответствующие истинным потребностям государства. Нужно выслушать и людей другой среды. Мнения их во многом не согласны с газетными статья­ми. Люди земские, особенно за Москвою, думают совершенно иначе, чем петербургские деятели. Они несравненно более консервативны и самостоятельны, а потому представят, несо­мненно, более твердую опору для правительства.

Министр юстиции Д.Н. Набоков заявляет тихим голосом (в нашем конце стола его почти не слышно) и в довольно ту­манных выражениях полное свое сочувствие проекту мини­стра внутренних дел.

Принц П.Г. Олъденбургский. Ваше величество, я присоеди­няюсь вполне к предложению князя Урусова о пересмотре про­екта в комитете министров. К этому я прибавлю, что для упро­чения порядка и благосостояния государства, по глубокому мо­ему убеждению, нужны два условия: мир и поправление наших финансов, главным образом посредством бережливости в рас­ходах. Если не будет этих двух условий, то ничто не поможет.

Очередь доходила теперь до меня. Я был в чрезвычай­ном затруднении: говорить мне или нет? С одной стороны, во­прос почти уже выяснился, с другой же, государственный сек­ретарь не есть министр и присутствует в совете собственно для объяснений по делам государственного совета. После не­которого размышления и - не скрою - волнения, я решил так:

180

если государь обратится прямо ко мне, то, высказав в кратких чертах сочувствие свое проекту, я приведу в виде практическо­го аргумента в пользу предлагаемой меры то, что, как видно из многих наших дел, издаваемые у нас законы на деле часто не соответствуют благим намерениям правительства главным об­разом потому, что они неудобоприменимы, что недостатком этим страдают в особенности те законы, при составлении ко­торых вовсе не были выслушаны отзывы людей дела и практи­ки, например: парциальное положение и закон, ограничиваю­щий право городских и сельских обществ исключать из своей среды порочных людей. Как известно, оба эти узаконения вы­звали массу справедливых жалоб, повлекших за собой пере­смотр первого из них и приостановление действия второго в административном порядке. Засим, если бы его величество не обратился ко мне, я решился молчать.

По окончании принцем Ольденбургским коротенько­го своего заявления, государь посмотрел вопросительно в наш угол, т. е. на управляющего министерством государствен­ных имуществ князя Ливена и на меня. Князь Ливен попросил слова и затем, несколько кудряво, объяснил, что, вполне со­чувствуя мысли опереться на здоровые силы страны, полага­ет, однако, что им следует предоставить широкую долю уча­стия в местном самоуправлении. Призывать же депутатов земства в Петербург для участия в делах управления, по мне­нию князя Ливена, во многих отношениях опасно.

Выслушав Ливена с несколько утомленным видом, госу­дарь обвел взглядом все собрание, как бы спрашивая: не же­лает ли еще кто-нибудь говорить? Я понял, что мне лучше воздержаться от прений.

Слова попросил великий князь Константин Николаевич. Ваше величество, - сказал он, - в начале наших суждений П.А. Валуев заявил, что он считает себя давнишним автором или ветераном рассматриваемых предложений, так как ос­новная их мысль была им предложена покойному государю в 1863 году. Хотя и несколько позднее, именно в 1866 году, я счел также обязанностью, не зная ничего о предположениях Петра Александровича, представить покойному императору записку, в которой выражал убеждение свое в необходимо­сти привлечения сил общественных к рассмотрению важ­нейших законов. Государь не давал хода этой записке в тече­ние 15 лет.

181

Только в январе прошлого года она подвергалась обсу­ждению в особом совещании при участии Вашего величест­ва. Осуществление мыслей моих признано было тогда не­своевременным. Я, с моей стороны, покорился этому, сохра­нив за собой право возобновлять предложения мои впослед­ствии. Если бы министр внутренних дел не представил ныне своего проекта, во многом сходного с моим, то я счел бы обя­занностью снова заявить о прежних, давнишних моих мыс­лях. Говорю об этом, собственно для того, чтобы выразить, в какой степени я разделяю основную мысль обсуждаемого го­сударственного дела.

Главный противник проекта - обер-прокурор св. сино­да. Но и он, если вникнуть хорошенько в сказанное им, как правильно заметил государственный контролер, не отрицает пользы призыва к рассмотрению важных законодательных дел людей свежих, практических. Следовательно, и Констан­тин Петрович признает полезным, чтобы существовало зве­но между государем и его народом. Такое звено я, с моей сто­роны, считаю безусловно необходимым. Благодаря такому звену русский монарх мог бы узнавать как истинные потреб­ности своего государства, так и недостатки законодательных предположений, составленных людьми кабинетными.

Не подлежит сомнению, что в тысячу раз лучше убе­диться в таких недостатках прежде, чем после утверждения закона. Какое именно должно быть это звено, из кого состо­ять и как должно действовать, - в этом отношении возника­ют в нашей среде разные мнения. Ввиду этого, я присоеди­няюсь к предложению князя Урусова и принца Ольденбург-ского о дальнейшем еще пересмотре проекта.

Покойный мой отец, дед Вашего величества, неодно­кратно говорил мне, что любимой поговоркой императора Александра I было: «десять раз отмерь и один раз отрежь». Мне кажется, что поговорка эта, как нельзя более, применима к настоящему предмету первостепенного государственного значения. Нужно несколько раз отмерить наши предположе­ния, но в конце концов нужно их отрезать.

Великий князь Михаил Николаевич не считает возмож­ным высказаться, пока не ознакомится с окончательными по этому предмету предположениями.

Великий князь Владимир Александрович (с некоторым жа­ром). Ваше величество, всеми сознается что нынешнее поло-

182

жение наше - невозможное. Из него необходимо выйти. Нуж­но сделать или шаг вперед или шаг назад. Я убежден, что на­зад идти нельзя, поэтому нужно сделать шаг вперед. На это нужно решиться. Если против меры, предложенной графом Лорис-Меликовым, и были возражения, то, как оказывается, возражения возникли собственно в отношении к подробно­стям, а не относительно основной мысли. Ввиду этого, не по­зволите ли, Ваше величество, признать полезным повелеть, чтобы проект был пересмотрен? Но отвергать его, по моему мнению, не следует.

Граф С.Г. Строганов. Государь, я тоже не возражал бы против пересмотра проекта в комитете министров.

Князь С.И. Урусов. Ваше величество, если Вам благоутод-но будет принять мысль о дальнейшем еще пересмотре про­екта, то не лучше было бы обсудить ее сначала не в комитете министров, а в составе небольшой комиссии из лиц, назна­ченных Вашим величеством?

Государь. Я не встречаю к тому препятствий. Цель моя заключается в том, чтобы столь важный вопрос не был раз­решен слегка, но, напротив того, был соображен как можно основательнее и всестороннее; (обращаясь к графу Строга­нову) граф, не примете ли Вы на себя председательство в ко­миссии?

Граф Строганов. Я всегда и во всем готов служить Ваше­му величеству. Но позвольте заметить, что 86-ти лет от роду нельзя быть председателем.

Государь. Так не согласитесь ли, по крайней мере, быть членом комиссии?

Граф Строганов. Охотно, государь.

Государь. Благодарю Вас. Я очень бы желал, чтобы Вы участвовали в этом деле.

Граф Строганов, видимо довольный, молча поклонился.

Граф Валуев. Ваше императорское величество, не изво­лите определить состав комиссии? Или, может быть, Вашему величеству угодно будет определить его впоследствии?

Государь. Да (вставая). Мы можем окончить заседание. Благодарю вас, господа; (обращаясь к Лорис-Меликову) граф Михаил Тариелович, я должен поговорить с Вами. Пойдемте

ко мне.

Заседание окончилось в 4 часа 45 минул. При разъезде Валуев подошел к Абазе со словами: «J'espera que vous avez ete

183

contant de moi». - Parfaitement. Mais je n'en dirai pas autant de votre eleve (разумея Макова); c'est un laquais1».

Возвратившись домой, я немедленно, начертил себе план стола, означив имена сидевших и порядок, в котором говорились речи.



Затем против каждого имени я тут же набросал сущ­ность сказанного и отметил даже наиболее рельефные выра­жения.

После обеда, несмотря на усталость, я тотчас же при­нялся за подробное изложение (на особых листах) всего бывшего в заседании и не отрывался от этого дела до позд­ней ночи. Однако мне не удалось окончить все за один раз. Я употребил на это дело еще целых два вечера. В эту книжку я внес составленное таким образом изложение, по обычаю своему, летом.

***

В заседании я следил за всем с таким напряженным внимани­ем, что у меня осталось в памяти едва ли не каждое слово.

1 Я надеюсь Вы были мною довольны. — Совершенно, но я не скажу то­го же о Вашем ученике. Это - лакей (фр.). - Прим. ред.

184

Льщу себя надеждою, что изложение мое почти фотографи­чески верно.

9 марта. Великий князь Константин Николаевич дово­лен результатом вчерашнего заседания. Зато крайне недово­лен назначением Баранова в градоначальники. Назначение это состоялось не по представлению Лориса, а по совету По­бедоносцева.

Относительно заседания я сказал великому князю, что был поражен, как выступил вчера великий князь Владимир Александрович, заявление которого много способствовало ус­пеху дела. «А я этому нисколько не удивляюсь, - отвечал вели­кий князь, - Владимир умный и хороший человек. Беда его в том, что он ленив и мало образован даже в светском отноше­нии. Все внимание покойного государя и императрицы было обращено на воспитание цесаревича Николая Александрови­ча, который был чуть не совершенство. Нынешний же госу­дарь и Владимир Александрович в детстве и юношестве были предоставлены почти исключительно самим себе».

Как узнал я в государственном совете, государь по окон­чании вчерашнего заседания сказал Лорис-Меликову, что председателем комиссии для пересмотра его предположений назначает великого князя Владимира Александровича.

Лорис очень недоволен исходом вчерашнего заседа­ния. По-моему, он не прав: исход очень хороший, цель почти достигнута, конечно дело не увенчалось тут же полным успе­хом, но разве такие серьезные вопросы когда-либо разреша­ются в одно заседание?

Лорис избалован - до сих пор все давалось ему слишком легко. С другой стороны, Лориса многие винят в том, что он побудил государя к назначению заседания до погребения тела покойного императора. Дело вовсе не так спешно, а между тем недели через две или три речь Победоносцева не произ­вела бы такого впечатления, какое она произвела теперь.

16 марта. Лорис и Абаза вследствие заседания 8 марта не подают руки Макову и Победоносцеву и почти не говорят с ними. По моему мнению, они не правы. Нельзя считать по­литических противников прямыми врагами. Можно не со­чувствовать их взглядам, даже не любить их, но необходимо соблюдать правила приличия и вежливости. Абаза сообщил мне сегодня, что акции Лориса высоки, но что и Победонос­цев не совсем без влияния. Много еще перемен будет. «Мы, -

185

HAL I h 1 I'bl ЬЯ. ULirnM»! I II LUlii

hjiliu.iu ijj.lu u.

продолжал он, - обязаны были высказаться вполне и всту­пить в открытую борьбу, так как стояли на министерских по­стах. Но на вас не лежит этой обязанности; потому будьте ос­торожны и не сжигайте своих кораблей. Поберегите себя для будущего». - И он крепко пожал мне руку.

Желал бы я знать, что значит это наставление. Искрен­но ли оно, или же только светская любезность, соединенная с некоторым расчетом на случай падения...

Печатается по: Дневник Перетца Е.А.

(Государственного секретаря).-«Красный Архив», 1925. - Т. 8.

ИЗ ДНЕВНИКА

ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

КОНСТАНТИНА

НИКОЛАЕВИЧА

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ (1827-1892) -

6рстАлександра!1иегосподвг1ЖН1жвдел£пров^енияреформ1860-187(^годм. Занимал в разное время ответ<^пвеннъ1его(ударственньк посты: с 1850г. -член, Го(ударственногосс>втаипредсе&хтемКаштетапоп{фесмот^ во, с 1855 г. (по 1881 г.) - управляющий Морским министерством, с 1857 г. -член Секретного комитета по крестьянскому делу, в 1862-1863 гг. - наместник. •царства Польского, в 1865-1881 гг. - председатель Государственного совета. Реформаторскую деятельность начал в рамках вверенного ему ведомства -Морского министерства. Именно здесь во второй половине 1850-х годов проис­ходят знаковые события - отмена телесных наказаний, гуманизация и раци­онализация уставов и внутриведомственного судопроизводства, освобожденные от крепостной зависимости военных поселян (в 1858-1860 гг.). В этот пери­од вокруг него складывается круг государственных деятелей, занявших ответ­ственные правительственные посты в период проведения, реформ (в частно­сти, А.В. Пиловнин, Н.А. и ДА. Милютины, К.Д. Кавелин, Д.А. Оболенский, Б.П. Мансуров, М.Х. Рейтерн).

Придерживаясь умеренно либеральных взглядов, умел убеждать в правильно­сти своей позиции Александра И, что сыграло решающую роль в борьбе за по­следовательный характер решения крестьянского вопроса - сначала в ходе де­батов с представителями консервативной части правительства в Секрет­ном комитете, а впоследствии и в Ibccoeeme.

На посту наместника царства Польского успеха не снискал - разрешить кри­зис в мятежной провинции путем «примирительных» переговоров иуступок не удалось. Началось восстание, которое было жестоко подавлено, а «примири­тель» был обвинен патриотами в потворстве полякам. После дворянских выступлений 1865-1866 гг., в ходе которых выдвигались требования введения для дворянства постоянного представительства в выс-гиих законодательных органах власти, организовал работу над проектом осу­ществления такого представительства. Однако соответствующий документ был отвергнут Александром 11 в конце 1866 г. Вновь эта идея стала обсуж­даться в 1881 г. (проект даже назывался «конституцией», так как подразу­мевал введение таковой), но работа не была завершена в связи с убийством ца­ря-реформатора.

В 1881 г., при вступлении на престол императора Александра Ш, ознамено­вавшем начало периода сворачивания реформ, оставил все государственные посты.

8 марта 1881 г.

Утро спокойно дома за газетами. В 11 час. в крепости слу­шали заупокойную обедню. Дома завтракал и работал крестьянщину с Чернявским и Татариновым. В 2 ч. в Зим­ний на первый совет министров у молодого государя в ма­линовой комнате. Предъявлялось дело наше о призыве земских представителей: и проект прелестно составлен­ного объявления об этом. Но государь начал словами со­мнения и несвоевременности этой меры и просил всех откровенно высказаться. Строганов, нарочно для этого приглашенный, сильно говорил против, тоже Маков (ла­кейская речь), Посьет, а главное - Победоносцев, доказывая, что это будет только новая говорильня. А Валуев и Милю­тин, Абаза, Сельский, Набоков и Сабуров сильно и отлично говорили в пользу. Урусов по обыкновению ни то, ни се. Я рекапитулировал все рассуждения, доказывая, что раз­ногласия настоящего нет, что все согласно, что надо же сделать что-нибудь, и доказал необходимость нового пе­ресмотра этого дела.

Владимир очень мило говорил, доказывая, что оста­ваться в теперешнем положении долее невозможно, что не­обходимо что-нибудь сделать. Говорил очень мило. Это было his maiden speach', и я его за это потом поцеловал и перекре­стил. Так и решили, чтоб снова рассмотреть дело в предва­рительной комиссии, но состава комиссии не решили. Было уже почти 5 час. Было еще много частных потом разговоров,

1 Буквально: его девственная (псрная) речь. Этим выражением в Анг­лии обозначают первую речь нового члена парламента. - Прим. ред.

189

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

Похожие:

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconУчебно-тематическое планирование № Тема урока Кол-во часов
Реформы 1860-1870х годов. Самодержавие, сословный строй и модернизационные процессы

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconО проведении в российской федерации года молодежи
Это критические взгляды и настроения в отношении существующей действительности, новые идеи и та энергия, которые особенно нужны в...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconУрок-настроение
Для создания настроения использовала записи музыкальных пьес П. И. Чайковского и Д. Кабалевского, пения соловья, репродукции картин...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconРеферат по спецкурсу: «История российских реформ» На тему: «Контрреформы 80-90-х годов»
В обстановке спада революционной ситуации на рубеже 70—80-х гг этот курс был обречен на провал далеко не сразу

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconТема 23. Экономическое развитие СССР во второй половине 1960-х -первой половине 1980-х годов
Отход от «оттепели» и консервативный курс советского руководства (отход от реформ)

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconБуржуазные реформы 60-70-х годов XIX века в России
Цель урока: познакомить учеников с содержанием реформ второй половины века в России; доказать, что она в это время вышла на капиталистический...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconА. А. Бадараева Образы и настроения пейзажной лирики Ф. И. Тютчева и А. А. Фета (1820 1892)
Цели урока: обрисовать зрительные образы при чтении стихотворений, понять настроения, чувства поэтов, определить способы создания...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconУроки реформ 1990-х годов
И самый главный урок состоит в том, что реформа — это не одномоментный акт принятия «хороших законов», а построение последовательности...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconПрограмма воспитательной работы класса: "Лестница успеха"
Осуществляется через образование, а также организацию жизнедеятельности определенных общностей. В воспитании взаимодействуют личность,...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconКурсовая работа студентки
Эта тема становится все более актуальнее в связи с улучшением русско-китайских отношений, поэтому нам надо понять как жили люди в...


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru