Культурная психология личности




НазваниеКультурная психология личности
страница8/28
Дата публикации18.12.2013
Размер3.5 Mb.
ТипРеферат
5-bal.ru > Культура > Реферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

Мир высших ценностей представлен в индивидуальной личности способностями к свободе, творчеству, любви.

  • Общность личности с другими людьми внутренне дана в форме родовых, исторических, культурных, традиционных, семейных, наследственных качеств.

  • В личности соотносятся разные уровни ее социальности: коллективное бессознательное, способность к взаимодействию с другими, способность выходить из изоляции, способность к историческим действиям.

  • Психологическая определенность личности формируется ее биографической целостностью, единством мысли, воображения, чувств, воли, творчества.

  • Индивидуальная связь с трансцендентным потенцируется в личности ее духовными свойствами, талантом, интуицией призвания, «голосом я», потребностью в полноте жизни, чувством одиночества.

  • В глубине личности есть расположение к нравственной, созидательной, разумной и к низменной, стихийной, разрушительной жизни.

  • Высший и низший уровни жизни представлены качественной двойственностью личности, сочетанием в ней богоподобного – звероподобного, свободного – рабьего, способностей к подъему и падению, жертвенного – эгоистического

  • В неосознаваемом строе личности уживаются древний человек, дитя с инфантильными влечениями, невротик и безумный.

    Не следует за этими строгими и не очень строгими определениями видеть установку на формализацию знания о личности. Напротив, для создателя русского персонализма, это одна из возможностей достичь «субъективной экзистенциальности» в понимании человека, то есть разглядеть в сплошном движении жизни следы личностного постоянства с уникальным рисунком и богатством.

    Парадоксально, абстрактно - логическая структура личности, красивые «фигуры» философского сознания стремятся у Бердяева стать уловителями общего индивидуального направления, смысловой организации, ключевых моментов прерывности и константных коллизий отдельно взятой, многообразной жизни. Парадокс разрешается самым естественным для философа путем – опытом личного самопознания. К сожалению, предпринятый им рефлексивный ход от философских обобщений к индивидуализации не был достойным образом оценен философами и психологами. Даже такой мастер анализа личностного бытия, как М. К. Мамардашвили, назвал опыт Бердяева «сухой самохарактеристикой».

    Тем не менее, в истории философской культуры редко появлялись такие искренние диалоги с «я», как у автора «Самопознания». Это хорошо иллюстрируется моделью рефлексии противоречий, сложившихся в структуре его личности. (61)

    Я больше всего любил свободу. - Я всегда был пленником свободы.
    Я заботлив. Мне казалось, что - Я бывал раздавлен своей заботой.

    без меня человек погибнет.

    Я сознавал в себе большую силу - Я часто был захвачен напором

    духа. ощущений и эмоций.

    Я жил как мыслитель. - Многие мои действия были

    слишком импульсивны.

    Я более всего любил философию. - Я не отдал ей жизнь.

    Я не любил социальной жизни. - Я всегда вмешивался в нее.

    Во мне был эгоизм. - Это был эгоизм умственного

    творчества.

    Я имел аскетические вкусы. - Я не шел аскетическим путем.

    Я был реалистом. - Я имел неуемное воображение,

    влекущее меня в мир иной.

    Я был по темпераменту бойцом. - Я не доводил борьбу до конца.

    Я знал, что не реализую всех своих - Во мне было непреодолимое

    возможностей. «метафизическое» барство.

    Понимание своей личности, выраженное в прозрачных формулировках, не могло стать «самозавершением» этого экзистенциально настроенного персонолога. Напротив, ценным казалось само это понимание в качестве духовного «акта», вливающегося в жизнедеятельность, оформляющего жизненную перспективу и превращающего я - личность в «проект» существования. Собранное знание о «я» умножало «загадки личности», которые он всегда остро чувствовал и о которых часто повторял. Во времена творческой мощи психоанализа их стало возможно локализовать в «бессознательной личности», и интуиция персонолога свидетельствовала, что упорядоченная рефлексия направляет взгляд в те подвижные глубины «самости», которые не только ужасают, но и поддерживают человека в интенсивной, обновляющейся жизни.

    Из размышлений и самонаблюдений Бердяева следовало, что осознанные качества личности уходят многими своими связями в ее неосознаваемую организацию, так что устойчивая личностная инстанция может быть осмыслена в контексте теории взаимодействия сознания и бессознательного. Такого же подхода придерживался К. Ясперс, предложивший оригинальную концепцию типологического строения личности.

    Концепция основывалась на определении личности как характерной для индивида структуры качеств, где особое место принадлежит тем качествам, которые управляют индивидуальным поведением с трех внесознательных уровней: уровня коллективного и личного бессознательного; уровня врожденной телесно - психической конституции; уровня трансцендентной данности личной свободы и конечной цели личного бытия. В соотношении с качествами, доступными осознанию, качества названных уровней превращают «личность» в открытое для изменений и развития образование, в никогда не завершаемое целое, способ самоотрицания, выхода за пределы наличного себя. «Личность, которую мы стремимся понять, указывает, во-первых, на то непонятное, откуда она берет свое начало, то есть, на «конституцию» и все типы биологических данностей. Во вторую же очередь она указывает на то непонятное, которому меняющаяся личность служит в качестве инструмента и проявления, а именно – на экзистенцию, этот трансцендентный источник и вечную цель бытия человека». (92; с. 523)

    Сознаваемые и имплицитные качества личности в персонологической модели Ясперса структурированы по принципу оппозиций и по принципу взаимосвязи в личностные «типы». Типы объединяются в «идеальные», «характерологические» и «реальные» типологии. Идеальные типологии строятся умозрительно, в результате теоретических обобщений, к примеру, различение типов экстравертов и интровертов. Характерологические типологии касаются качеств, определяемых опосредованно, через анализ поведенческих проявлений, связываемых, в частности, с темпераментом, волей и рефлексией личности. Третья категория типологий относится к непосредственно наблюдаемым индивидуальным признакам, например, к телосложению. Устойчивая принадлежность конкретной личности к определенным типам подвержена постоянным колебаниям под воздействием бессознательных и трансцендентных процессов.

    3. Модель сознательно - бессознательной жизни личности: психоанализ, аналитическая психология, глубинно – психологические мотивы литературы.

    В становлении персонологии, философское определение личности как стоящей «над жизнью» приобрело оппозицию в виде научно-психологической установки на раскрытие жизненной производности личности и ограниченности ее влияний на жизненный процесс. Индивидуальная психическая жизнь предстала, как текущая скрыто, самопроизвольно, с фрагментарным высвечиванием и контролем со стороны сознания. Бессознательная активность составила главную тему психоанализа - направления, которое правомерно назвать «событием гениальности» в познании человека.

    У Шопенгауэра, Гартмана и Бахофена, пробудивших интерес европейских мыслителей к глубинному слою человеческого бытия, «бессознательное» служило символом всеобщего, жизненного потока, несущего в себе неизмеримый мифологический, мистический, религиозный и т. д. опыт поколений, или, иначе, символом мировой души, содержащей все, что когда-либо было узнано человечеством и априори дано отдельному человеку.

    З. Фрейд и К. Юнг в своих учениях о бессознательном сместили познавательные акценты с «человека вообще» на индивидуальность. Гигантской системе универсалий (Бытие, Жизнь, Мировая душа.), которые метафизически конституировали и объясняли человека, была противопоставлена отдельная личность - «единственная реальность» среди «абстракций». Для ученого - персонолога была прагматически очерчена реальная предметная область: индивидуальная личность. В ней акцентировались: динамика психической жизни; раздвоение психики на сознательную и бессознательную; личные и коллективные содержания бессознательного; их трансформации; структурная организация личности (я, оно, сверх - я); типы личностной структуры.

    С точки зрения психоанализа, индивид, постоянно оказывающийся на глубинном уровне проживания, подверженный воздействиям «комплексов», защит, замещения и вытеснения, тем не менее, обладает способностью усиливать и распространять сознательный контроль над своей текущей жизнью. Он может продуктивно сублимировать энергию бессознательного, ассимилировать элементы «оно» в «я», превращать свое бессознательное в объект самопознания. Но не следует преувеличивать возможности сознания в отношениях с областью скрытых травм, конфликтов, фантазий и потенций. Чтобы улучшить охранительную способность сознания и высвободить его для конструктивной, творческой работы с бессознательным, нужна помощь психоаналитика или значительные рефлексивные усилия субъекта.

    Согласно юнгианской трактовке, в сплошном и одновременно дифференцированном процессе психической активности ведущая роль принадлежит первичным жизненным влечениям и связанным с ними «архетипам» и личным символам бессознательного. К влечениям, имеющим наибольший динамизирующий эффект, относятся влечение к любви, стремление к власти, желание достижений, стремление к автономии, стремление к зависимости и подчинению, разрушительные побуждения. Для адекватной реализации они должны в той или иной степени осознаваться, приобрести предметность, быть отмечены личными переживаниями и оценками, выразиться в идеях, образах и способах действий. Достижение ожидаемого результата и удовлетворения происходит по определенному психологическому типу, заданному, во-первых, ведущей функциональной установкой психики (мыслительной, эмоциональной, интуитивной, сенсорно – образной), во-вторых, преобладающей направленностью влечений и всей психической жизни на объекты или субъекта, в-третьих, интенсивностью регуляции бессознательной жизни со стороны сознания или активностью бессознательного, в-четвертых, конфликтностью влечений, психических функций, уровней сознания и субъект - объектных направленностей психики.

    В саморазвертывании влечений, личность как «психологический тип» не обладает высшей властью. Она здесь не сущность, не дух, не момент абсолютного «я», не «закон души». Это скорее интегральная функция индивидуальной жизни. Она служит поддержанию единства жизни на основе согласования влечений с условиями реальности; образованию «я» в качестве единого источника сознательной деятельности; достижению «индивидуации» путем превращения потенциала коллективного бессознательного в систему индивидуальных способностей. Личностная функция влияет на динамику психической жизни, устанавливая равновесие сознания и бессознательного или становясь проекцией их конфликтов

    Важнейшей образующей функционально - динамической структуры личности выступает «я» или «эго», охраняющее индивида от внутренней диссоциации, психических деформаций, аномалий и болезней. По отношению к бессознательной жизни оно часто действует репрессивно, не всегда имея возможность сублимировать тайные порывы. Эго оберегает индивида от изоляции, вбирая позитивный опыт прижизненных отношений индивида с другими людьми, но когда цензура внутренней социальности перестает защищать от нежелательных влечений, «я» или ослабляет контроль, или изменяет индивидуальный канон общения.

    Эго рационализирует жизнь, делает ее направленной, соответствующей нормативной логике общества, но часто бывает бессильно перед иррациональным слоем души, отказывается от интуитивного проникновения в него. То, что в мире не доступно осознанию и рационализации, часто становится для эго источником тревоги и неуверенности, и оно предпочитает отрицать «непознаваемое», отказываясь от сверхсознательного, то есть религиозного, метафизического или трансцендентного поиска.

    Эго относительно устойчиво, структурировано как действующий и проявляющийся «характер» индивида, в котором закрепляются способы достижения превосходства, успеха и удовлетворенности, следы осознания нереализованных влечений, эффекты самосознания и надличные интенции. Неизбежная конфликтность характерологических аспектов, накопление осадков неудовлетворенности, нарушают адаптацию индивида в обществе, делают его личностную структуру проницаемой для негативных социальных компенсаций. К наиболее радикальным из них относятся растворение личной жизни в идеологической деятельности, поглощенность политической властью, систематическое насилие над близкими, изобретение социальных доктрин и утопий, совершение громких преступлений.

    В общем контексте психоанализа эго служит, прежде всего, «аппаратом» защиты, сдерживания, агрессии и не столь часто – средством саморазвития и перевода потенций бессознательного на уровень активного индивидуального приобщения к надличному и ценностям культуры. Развивающее назначение эго - сознания подчеркивается, в основном, юнгианской школой, в частности, идеями об образах - символах как формах проявления архетипов и «бытия культуры», как инструментах я - освоения культуры, стимулирования индивидуального воображения и культурного самовыражения личности. Основываясь на юнгианской традиции, покажем, какие развивающие образные операции ведут к созданию художественных символов мифа и искусства, а также к индивидуальному пониманию и порождению символов.

    Образы-символы в их влиянии на различные культуры, разнообразные искусства, бессознательную и сознательную жизнь народов и конкретных людей могут быть сравнимы только с научными и философскими идеями - абстракциями. Эти два типа культурно - психологических феноменов имеют глубокое родство, выступая сложными обобщениями опыта человеческого познания и проживания, творческого духовного синтеза разнородных индивидуальных впечатлений в словах - понятиях, изображениях, вещах и действиях.

    Образы - символы осваиваются индивидами через сказки, мифы, поэзию, живопись, религиозные и магические ритуалы, детские игры. Символы служат здесь основными действующими элементами, замещающими реальность, не похожими на нее, и, тем не менее, загадочно подобными ей. Так, воображаемое или игровое странствие неведомо куда, поиск мудрости или подвигов, завоевание в сражениях или умственных состязаниях любви принцессы, вознаграждение короной и королевской властью составляют для детей и подростков разных народов сокровенный опыт раннего овладения жизнью. В культуре он осознается как «путь Героя».

    Индивидуальный опыт символизации приобретается, как правило, нерефлексивным, частью внесознательным путем. Роль и сущность символических образов почти не осмысливается современным человеком вне профессиональных сфер: философии, культурологии, искусствоведения или психологии. Большинство людей не нуждается в объяснения природы столь естественных явлений душевного мира, часто считая их признаками примитивного, непросвещенного ума. Тем не менее, изучение процессов рождения и оперирования образными символами раскрывают такие перспективы углубления и расширения символической деятельности, что она могла бы стать необходимой для любой личности, заинтересованной в познании и самопознании. Несмотря на распространенные упрощения, наивные толкования и откровенное осмеяние, образы-символы, при условии реализации всех своих теоретически эксплицированных потенций, вскоре могут занять ключевое место в ментальной структуре европейской личности.

    В чем состоят развивающие возможности образной символизации?

    Содержанием символического образа является то, что может быть хорошо известно в повседневной жизни. Вместе с тем в нем есть и неявное, смутное, специфическое смысловое добавление, трудно объяснимое с помощью обычных понятий. У символов есть богатый бессознательный аспект, который с интуитивной быстротой проступает в сознание, когда мы пытаемся исследовать наши символические представления. «Когда мы исследуем символ, он ведет нас в области, лежащие за пределами здравого рассудка. Колесо может привести нас к концепции «божественного солнца», но здесь рассудок должен допустить свою некомпетентность: человек не способен определить «божественное» бытие. Когда со всей нашей интеллектуальной ограниченностью мы называем что-либо «божественным», мы всегда лишь даем ему имя, которое основывается на вере, а не на фактическом свидетельстве». (86;, с. 26)

    Образы - символы явственны, детальны, чувственны, так что при своих буквальных предметных или поведенческих воплощениях они могут вполне заместить собой обычную реальность. Это будет реальность наших переживаний, спонтанных ассоциативных впечатлений, интуитивных открытий и фантазий. Талантливая театральная или кинематографическая драматизация символических тем и сюжетов дает человеку возможность пережить катарктические состояния, соединяющие его с жизнью так, как никакие обыденные события.

    Образная символизация, согласно Юнгу, имеет архетипические корни, и поэтому у символа, родившегося в конкретной культуре можно усмотреть сходство с символами других культур, и все они восходят к единому праобразу. Это можно сказать и о «личностях - символах». Например, архетип разумного и духовного женского начала представлен рядом символических образов, появившихся в определенное время у разных народов. В этом ряду находим Изиду - Афину - Софию - волшебницу - ведунью - мудрую женщину - ученую женщину. Авторы одной из энциклопедий символов включают сюда Елену Блаватскую. (10)

    Образы - символы служат носителями единства многих несравнимых и несоединимых для современного интеллекта вещей. Они по аналогии, в наглядно - чувственной форме сводят явления, относящиеся к разным «мировым порядкам», включая духовный, космический, природный, человеческий, сексуальный, психический. Считается, что любой символический образ, отнесенный к одному порядку, имеет функциональное или генетическое соответствие символам других порядков. Так, образ «дерева» входит в структуры символов божественного бессмертия - космической оси - центра мира - мира феноменов - жизни - роста - расцвета - бисексуальности - сознания и бессознательного - знания – мудрости - духовного восхождения.

    Символические образы, в зависимости от того, какие образные операции их порождают, и какие скрытые связи они репрезентируют, имеют различные типы.
  • 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

    Похожие:

    Культурная психология личности iconМетодические рекомендации для студентов по изучению дисциплины «Психология...
    Перечень и содержание основных тем по курсу «Психология развития личности. Технологии личностного развития» 1

    Культурная психология личности iconПсихология личности Конспект лекций
    Лекция № Споры о главенстве влияний среды и наследственности на развитие личности

    Культурная психология личности iconПрограмма предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину,...

    Культурная психология личности iconДоклад Тестирование как метод определения типа. Уважаемые коллеги!...
    В номере 4 журнала «Соционика, ментология и психология личности» только что вышла первая часть статьи, посвящённой нашему Многофакторному...

    Культурная психология личности iconОсновная образовательная программа подготовки специалиста по специальности...
    Программа по гендерной психологии является междисциплинарным предметом и требует знаний по таким научным дисциплинами как биология,...

    Культурная психология личности iconСписок литературы по психологии Абульханова-Славская К. А. Деятельность...
    Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.–335с

    Культурная психология личности iconПрограмма дисциплины Английский язык для аспирантов для специальностей:...
    Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

    Культурная психология личности iconПрограмма кандидатского экзамена по специальности 19. 00. 01 Общая...
    Программа составлена в соответствии с утвержденными фгт и рекомендациями по формированию основных профессиональных образовательных...

    Культурная психология личности iconСписок литературы абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980
    Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. – М.: Наука, 1980. – 335 с

    Культурная психология личности iconОсновная образовательная программа подготовки специалиста по специальности
    Программа по гендерологии и феминологии является междисциплинарным предметом и требует знаний по таким научным дисциплинами как биология,...


    Учебный материал


    При копировании материала укажите ссылку © 2013
    контакты
    5-bal.ru