Культурная психология личности




НазваниеКультурная психология личности
страница4/28
Дата публикации18.12.2013
Размер3.5 Mb.
ТипРеферат
5-bal.ru > Культура > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

7. Я служу своему гению и на этом пути обращаюсь к себе:

- Не дергайся, оттащи себя от чувственных переживаний, не напрягайся, не сжимайся в себе, из себя не выскакивай, не мотайся, не марайся.

- Нужно быть достойным, как если бы я был изумруд, сохраняющий свой собственный свет.

- Ничего не случится со мной иначе, чем в согласии с природой целого.

- Дано мне не делать ничего против бога и моего гения.

- На что я сейчас употребляю свою душу, и чья сейчас у меня душа: ребенка, подростка, женщины, тирана?

- Какая часть целого уделена мне?

- На каком клочке целой земли я брожу?

- Какая доля зияющей вечности уделена мне?

- Какая часть моей души - в целом?

- Не во мне причина соединения и распадения моей жизни.

- Я буду кротким, как кроток тот, кто меня отзывает.

- По прекращении помещена будет всякая часть меня в некую часть мира, а та превратится еще в другую часть мира и так без предела…

Отважившись на интерпретацию содержаний самопознания Марка Аврелия, нельзя было не вспомнить слова Маргерит Юрсенар, литературно воссоздавшей «личность» императора Адриана, бывшего очень близким Марку. Основываясь на «Воспоминаниях» своего героя, она назвала их «подлинным камнями» проведенных реконструкций.

«Что значит научиться читать текст II века? Воспринимать его той душой и теми чувствами, которые были присущи людям той эпохи; помещать его в контекст современных событий; убирать, если можно, наслоения всех идей и чувств, образовавшихся между теми людьми и нами. И все же использовать – но осторожно и только в качестве подготовительной процедуры – возможность сближений и сопоставлений, новые перспективы, мало – помалу созданные столькими веками и событиями, отделяющими нас от того текста, факта, человека; использовать их как своего рода вехи на возвратном пути к определенной точке во времени». (91; с. 295) Эта изящно сформулированная установка поддерживала нас во всех опытах культурно – психологического моделирования личности.

Метод исследования культуры, предполагающий соединение времен на основе творческой интуиции отдаленного прошлого, глубокого понимания современности и видения культурных перспектив, можно обозначить как «трансвременной подход». Искусное применение этого подхода при интерпретации текстов Сократа, Платона, Апулея, Плутарха, Зенона, Эпиктета, Сенеки, М. Аврелия, позволило Мишелю Фуко осуществить обобщающую реконструкцию реалий, названных им «вспышкой римско-эллинистического индивидуализма». В центре внимания исследователя оказывается обращение многих людей античности к философии и другим знаниям о человеке и создание на этой основе практики, известной под именем «культура себя» или «забота о себе». ( 76 )

В контексте традиционной общности, коллективного сознания, публичной жизни, жесткой системы семейных, экономических, клиентских и дружеских зависимостей, «культура себя» состояла в выработке личностно – ориентированных правил поведения, усилении внутренней связи человека с самим собой, повышении значимости личной рефлексии и представления о себе как инициирующем начале (субъекте) своих действий. Освоенная «культура себя» означала развитие «личного» в индивиде, искусство индивидуального существования, внутренний императив человека, бытийный акцент на отношение личность – я.

Согласно Фуко, жизнь, протекающую под знаком заботы о себе, составляли следующие моменты.

Непрерывно действующая установка на работу с собой: внимание к своей душе, способностям своего тела, своему разуму, своему познанию, способам усовершенствования себя, достижению свободы и мудрости. Готовность учиться жить всю жизнь, видеть в себе главный предмет всей своей деятельности, размышлять о добродетелях и пороках, о счастье и жизненных невзгодах, принимать наставления о достойных поступках, не чуждаться «взрослого воспитания».

Реальный труд над собой: вечерние и утренние погружения в себя, самоотчеты, обдумывание будущих дел, воспоминания о прошедшем дне, восстановление картин прошлой жизни, подведение итогов пройденного жизненного пути, выбор или общественной карьеры, или философствования и покоя самосозерцания. Практика «уединения в себе», философское руководство сознанием, кропотливая работа по выработке своих отношений к людям, миру, жизни. Беседы с учителем, другом, конфидентом о состояниях своей души и о состояниях его души – душевный обмен. Участие в деятельности общин, практикующих заботу личности о себе с помощью других людей. Деятельность в качестве учителя, наставника, проникшегося трудностями «работы над собой» другого человека. Приглашение философов – консультантов в качестве советников по делам экономическим, политическим и житейским, по вопросам преодоления страстей, исправления недостатков, исполнения долга.

Культ телесного и душевного здоровья: медицинские познания; представления о душевном здоровье как следствии хорошего образования, удачной карьеры, удовлетворения жизнью; вера в исцеление недугов путем «приведения в покой мыслей». Использование философских и медицинских практик при излечении прорывов необузданной энергии, умственных заблуждений, страхов и чрезмерных волнений. Исцеление в «школе философа» душевных недугов через интенсивное, болезненное осознание своих отклонений. Сочетание гимнастики, воинских упражнений с «уходом за душой». Знание, что тело и душа могут обмениваться недугами: дурные качества души влекут за собой телесную немочь, а эксцессы плоти питают душевные изъяны. Особое внимание к телу взрослого, которое является непрочным, бренным, подточенным множеством невзгод и потому нуждающимся в пристальном наблюдении за расстройствами, защите от излишеств и режиме. Рассмотрение нарушений морали как «болезней души», тем более тяжелых, чем менее они осознаются человеком.

Познание себя: процедуры самоиспытания, выражающиеся в воздержании от тех благ, которые ценятся выше всего, в умеренности при получении удовольствий, в подготовке к жизненным невзгодам, в приобретении опыта самоограничений, в лишении себя самого необходимого, в уходе от соблазнов, в скромности, позволяющей не выделяться среди других. Практика самоанализа: рассуждение о делах прошедшего дня и составление планов на следующий день; оценка своих поступков, совершенных за день; разборка происшедших событий; припоминание сказанного; постановка цели впредь избегать допущенных ошибок в поведении и действии; трезвое изучение себя не ради установления собственной вины и испытания стыда,, а ради самосовершенствования. Работа мысли над собой: непрерывное самоисследование, ведущееся с целью проверить правильность своих представлений, выявить их источник и скрытый смысл, собрать все их содержания, выбрать в них главное для себя.

Поиск себя: без пренебрежения общественными делами и обязанностями – сдвиг внимания на отношение к себе; исследование тайны своей души с помощью философского уловления «знаков» этой тайны. Путь к овладению собой, к единоличной власти над собой, к уединению в самом себе; обращение к прошлому как единственной части жизни, неподвластной ничему, кроме памяти самого человека; приобретение опыта «наслаждения собой», радость от открытия себя – внутреннего, переживание того, что «ты сам – твоя лучшая часть».

По заключениям Фуко, европейская культура первых веков нашей эры подчинила желания, воображение и мифотворчество индивида рациональности особого рода. Искусство жить, исповедуемое ранней античностью, теперь все более заключалось в установлении этических и эстетических принципов существования, которые превращались субъектом в критерии самопознания, задачи сознательного самоиспытания и меры удовлетворенности собой.

Личность – автор раннехристианской исповеди.

Наметившаяся у античных мыслителей рефлексивная линия раскрытия «личного» нашла продолжение в персональной литературной исповеди раннего средневековья. Общая логика освещаемых в ней чувств и идей ведет от состояния самососредоточения, к наполнению образа «я» уникальным биографическим и психологическим материалом, затем к сознательному отказу от личного, к самоосуждению и растворению себя в Вере и Служении.

Лучшим текстом такого рода становится созданная в V веке «Исповедь» Аврелия Августина, и сейчас поражающая масштабом заключенной в ней основной коллизии. С одной стороны, автором найдена непревзойденная «практика» работы с собственным «я». Показан зачаровывающий процесс погружения в глубину индивидуальной души, динамика откровенного самораскрытия и самоизменения, «Я – есть» кажется исходной точкой размышлений Августина о человеке и мире. С другой стороны, развивается универсальный канон исповедального текста, повествующего о человеческой жизни, отданной Богу. Отдельное «я» предстает в качестве «малой искры» всеобъемлющего света божества. Достигается трансперсональная цель, состоящая в самоочищении от личного ради того, чтобы «стать домом Бытия», и в соединении с «коллективным телом» братьев и сестер по вере.

Разрешая коллизию, автор творит гибкую диалектику личного, внеличного и надличного, следуя которой человек в составе общества верующих «укрупняет себя» в восхождении к Абсолюту. Особая культурно - психологическая ценность исповеди Августина состоит в том, что обращение отдельного «я» к Богу имеет форму доступного другим авторского текста, который отныне может быть «местом» и средством самодетерминации и влияния на множество людей.

Среди множества проанализированных исследователями философских, теологических, литературных и т. д. достоинств «Исповеди» довольно редко отмечается насыщенность текста личными противоречиями жизни, придающими ему неповторимый динамизм и страстность звучания. Возможно, это самый психологичный момент самопознания Августина, максимально приближающий к тайне его личности и соответственно нуждающийся в корректной реконструкции.

Поставив эту задачу, мы использовали прием сгущения жизненных противоречий Августина в «паттерны оппозиций», выраженные языком оригинального текста. В результате проступила рефлексивная картина становящегося «я», устремленного к событию преодоления личностного кризиса, собравшего к определенному моменту жизни множество индивидуальных конфликтов, проживаемых в покаянии, трудно дающемся смирении и в воле к спасению.

Я предпочитал игры и зрелища, которые взрослые устраивают, соблазняя детей. ïð Взрослые наказывали меня за это. ïð Мне мучительны и непонятны были эти наказания.

Я был ленив в учении. ïð Меня били учителя в школе. ïð Родители одобряли этот обычай. ïð А я, фактически, занимался тем же, чем наставник, бивший меня. ïð Меня мучили и наказания и несправедливость.

Я обманывал в игре и обманом добивался превосходства над другими детьми. ïð Меня уличали и наказывали. ïð Я свирепел и не уступал. ïð Я стыдился, что делал то, за что часто бранил других.

Я совершил поступок, который был мне приятен своей запретностью. ïð Я хотел быть свободным, занимаясь тем, что запрещено. ïð Меня смущали «запутанные» извивы души, эта тяга к проступку.

Я любил и был любимым. ïð Страсти увлекали меня. ïð Я падал, и был горд этим. ïð Родители не удерживали меня. ïð Туман желаний помрачал мое сердце.

Я хотел стать выдающимся оратором и мечтал о форуме. ïð Мое тщеславие тешилось тем, что я был лучшим в риторской школе. ïðЯ начинал понимать, что ораторский блеск - искусство лжи.

Я решил заняться Священным Писанием. ïð Но я не мог мириться с его простотой. ïð Мое остроумие не проникало в его сердцевину. ïð Но я и тогда искал Тебя, Боже мой, не зная, где Ты.

Я продавал победоносную болтливость, преподавая риторику. ïðХотел иметь хороших учеников. ïð Они обманывали мои ожидания.

Умер мой друг. ïð Я был в отчаянии, всюду была смерть. ïð У меня родилось жестокое отвращение к жизни. ïð Одновременно возник страх перед смертью. ïð Я начал понимать, что нельзя никого любить так, словно он не может умереть. ïð Я страдал еще больше.

Я узнал без больших затруднений науку красноречия, диалектику, геометрию, музыку, арифметику. ïð Я пытался их разъяснить своим ученикам. ïð Самого прилежного из моих учеников хватало лишь на то, чтобы не слишком медленно усваивать мои объяснения. ïð Я начал сомневаться в пользе моего ума.

Я всегда знал, когда совершаю худое. ïð Я часто считал, что грешу не я, а что-то другое, что мною не было. ïð Я не считал себя виновным.

Я во всем сомневался и ни к чему не мог пристать. ïð И все же я ждал, когда засветится передо мною что-то определенное, к чему направлю я свой путь. ïð Ожидая, я стал катехуменом в Православной церкви.

Я искал известности, славя императора. ïð Изнуряющие размышления о моей лжи донимали меня».

Мне улыбалось счастье. ïð Мне было скучно ловить его. ïð Я знал, что оно угаснет прежде, чем удастся схватить его.

Я искал мудрости и истины. ïð Я хотел оставить пустые, тщетные желания, лживые увлечения. ïð Я наслаждался ими, наслаждался настоящим, которое рассеивало меня.

Я хотел использовать влиятельных друзей, хотел получить хорошее место правителя провинции. ïð Хотел жениться и вместе с женой, как многие достойные мужи, предаться мудрости. ïð Я понимал, что тем самым лукаво предпочитаю женские объятия и известность истине.

Я искал, откуда мое зло. ïð Меня тяготил и грыз страх смерти. ïð Истина не давалась мне. ïð Я начинал понимать, что сам Страх есть Зло.

Я искал истину, спрашивал себя, откуда зло. ïð Искал я в молчании, обращаясь к Тебе, Милосердному. ïð Люди не знали о тревоге моей. ïð Благодаря Тебе, я вошел в свое сердце и увидел, что Ты сотворил все добрым, что зло - ухудшающееся добро. ïð Я не мог найти пути, на котором можно насладиться Тобой, я не находил Пути Христа..

Одна моя воля была плотская - привязанность к женщине. ïð Другая моя воля стремилась освободиться от всего для Тебя.

Закон в теле моем делал меня своим пленником. ïð Я не спешил освободиться, лишь вяло говорил себе: «сейчас», «вот сейчас», «подожди немного». ïð Так я, знающий Истину, уходил от закона Твоего. ïð Тревога моя росла.

Ты, Господи, повернул меня лицом ко мне самому. ïð Я увидел неправду свою и ужаснулся. ïð Я стал ненавидеть себя. ïð Но моя душа боялась, что ее вытянут из русла привычной жизни. ïð Шел великий спор, поднятый во внутреннем дому моем.

Я «безумствовал, чтобы войти в разум. ïð Я умирал, чтобы жить. ïð Я разделился в самом себе. ïð Я хотел пожелать союза с Тобой и не мог. ïðЯ боролся с собой и мучительно ждал, когда исчезнет мрак моих сомнений.

Наконец наступает решающее событие в жизни Августина, когда к нему, призывающему в саду избавление от мучительной «мирской зависимости», приходит долгожданный «знак»: Он слышит голос из соседнего дома, как будто мальчик или девочки, часто повторяет нараспев: «Возьми, читай! Возьми, читай!» Следуя этому знаку, он открывает апостольские Послания и читает: «Облекитесь в Иисуса Христа и попечение о плоти не превращайте в похоти...». Наступает момент просветления: «После этого текста сердце мое залили свет и покой; исчез мрак моих сомнений». Следует «разрешающий поступок» - принятие Августином крещения и вступление в жизнь - во - Христе. (3)

Кроме осознанных противоречий, событий и ситуаций жизни, текст «Исповеди» содержит имплицитную матрицу самоформирования, состоящую из тех вопросов к себе, ответы на которые явно или неявно определили позиции, принятые решения и сделанные выборы автора в реальном жизненном пути и в исповедальном самоисследовании. Логика внутреннего самовопрошания выстраивается синхронно периодам индивидуального становления Августина от детства до зрелости. При этом она воссоздает «вечные», восходящие к архетипам души и разума проблемы, которые призван разрешить своим существованием каждый человек.

Откуда я пришел сюда, в эту жизнь?

Был ли я кем-нибудь до рождения?

Есть ли во мне тот, кто сам создает себя?

Что я любил? Что ненавидел?

На что направлял я свои способности?

Внешняя или внутренняя жизнь привлекала меня?

Желал ли я другим то, чего не желал себе?

Обманывал ли я, ради чего?

Отчего я страдал? В чем ошибался?

Нравился ли я себе? Что было моим падением?

Что увлекало меня? Ради чего я шел на проступки?

Чьих осуждений я боялся?

Что сделал для меня отец?

Для чего родители предоставляли мне свободу?

Что желала мне мать, что сделала для меня?

Как переживал я свою испорченность и падение?

Почему мне были приятны мои проступки?

Что влекло меня к другим?

Как я относился к любви?

Любил ли я вымысел, театр, поэзию?

О каких достижениях я мечтал?

К чему стремилось мое тщеславие?

В каких делах я преуспел?

Кто оказывал на меня наибольшее влияние?

Кто были мои друзья, что нас объединяло?

Каковы были мои потери?
Боялся ли я смерти?

Кого я любил?

Почему я покинул родные места, куда, зачем уехал?

Что казалось мне прекрасным?

Кем я восхищался, в ком нуждался?

Какие похвалы хотел я слышать в свой адрес?

Какие идеи и умственные занятия захватывали меня?

Что значили для меня деньги?

Кого я считал счастливым?
К чему я стремился, каких благ я хотел?

Что давалось мне особенно трудно?

Во что я верил? Что смог сделать из себя?

Кто и в чем разочаровал меня?

Что я ценил в других людях?

Что мне мешало работать?

Когда я бывал счастлив?

О ком я заботился? Кто любил меня?

Случалось ли мне избавляться от пороков?

В чем я сомневался?

Искал ли я поддержки влиятельных людей?

Как хотел я устроить свою жизнь?

Что доставляло мне наибольшее удовольствие?

Как понимал я свободу и свободную жизнь?

Под властью каких страхов я жил?

Какие способности я развил в себе?

Искал ли я истину?

Хотел ли я понять, что есть зло?

Думал ли я, что есть добро?

Шел ли мыслью в глубину свою?

Изменил ли я свою жизнь, в чем состояли эти изменения?

Какие испытания довелось мне пережить?

Какие противоречия находил я в жизни и в себе?

За что я осуждал себя? О чем говорила мне моя совесть?

В чем я искал и находил опору?

Что больше всего заполняло мою жизнь?

Чувствовал я себя единым или разделенным?

Чего я желал постоянно?

Что было для меня наибольшей радостью?

От чего я отказался в своей жизни?

Как изменились мои мысли и отношение к себе?

Для кого моя исповедь?

Есть во мне то, чего я не знаю о себе?

В чем состоит моя работа с собой?

Как мне искать счастливую жизнь?

Какие противоречия есть во мне?

На что надеюсь я в жизни? Чего я хочу избежать?

Боюсь ли я того, что скрыто во мне?

Смог ли я стать тем, чем не был?

Хорошо ли я жил сам -с- собой?

Что такое для меня мудрость?

Кого из людей я считаю великим?

Как я понимал и понимаю справедливость?

Обладаю ли я какими-то исключительными дарами?

Что было чудом в моей жизни?

Чему стоит учить людей?

В чем я смог собрать себя?

Вопросы, которые утверждали персонализм как глубокий взгляд человека на себя. Вопросы, не имеющие окончательных ответов и потому оставшиеся в европейском духе на долгие века. Вопросы, отвечая на которые, человек может создать мир своего «я». (64)
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Культурная психология личности iconМетодические рекомендации для студентов по изучению дисциплины «Психология...
Перечень и содержание основных тем по курсу «Психология развития личности. Технологии личностного развития» 1

Культурная психология личности iconПсихология личности Конспект лекций
Лекция № Споры о главенстве влияний среды и наследственности на развитие личности

Культурная психология личности iconПрограмма предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину,...

Культурная психология личности iconДоклад Тестирование как метод определения типа. Уважаемые коллеги!...
В номере 4 журнала «Соционика, ментология и психология личности» только что вышла первая часть статьи, посвящённой нашему Многофакторному...

Культурная психология личности iconОсновная образовательная программа подготовки специалиста по специальности...
Программа по гендерной психологии является междисциплинарным предметом и требует знаний по таким научным дисциплинами как биология,...

Культурная психология личности iconСписок литературы по психологии Абульханова-Славская К. А. Деятельность...
Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980.–335с

Культурная психология личности iconПрограмма дисциплины Английский язык для аспирантов для специальностей:...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Культурная психология личности iconПрограмма кандидатского экзамена по специальности 19. 00. 01 Общая...
Программа составлена в соответствии с утвержденными фгт и рекомендациями по формированию основных профессиональных образовательных...

Культурная психология личности iconСписок литературы абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980
Абульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. – М.: Наука, 1980. – 335 с

Культурная психология личности iconОсновная образовательная программа подготовки специалиста по специальности
Программа по гендерологии и феминологии является междисциплинарным предметом и требует знаний по таким научным дисциплинами как биология,...


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru