На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ




НазваниеНа все мои вопросы был всегда один и тот же ответ
страница4/5
Дата публикации28.01.2015
Размер0.8 Mb.
ТипДокументы
5-bal.ru > География > Документы
1   2   3   4   5

САШЕНЬКА
Старый Петергоф. Конец июня 1971-ого года. Студенты Биофака ЛГУ устроили праздник, то ли по случаю окончания занятий на очередном курсе, то ли в честь получения Университетского диплома – не помню точно, но это и не имеет значения. В отдельном корпусе лаборатории Популяционной Генетики, руководимой Л.З. Кайдановым, собралось множество студентов и преподавателей. И даже приехали две солидные административные дамы с кафедры генетики. Эти надменные "старые девы" остались незамужними по вине войны, истребившей почти всех их ровесников-мужчин.

Столы накрыты, вино и закуски, все галдят и смеются, шум стоит невероятный, дым коромыслом... А один преподаватель привез с собой сынишку, и вот, этот мальчик – совсем еще маленький – сидит в уголке и плачет. А тут оказалась одна девушка, которая просто не выносит, когда ребенок плачет. Она даже двух минут не может этого вынести.

Так вот, подходит она тут же к этому мальчику и спрашивает:

- " Ты почему плачешь? У тебя что-нибудь болит или что-то случилось? И как тебя зовут?"

Мальчик перестал хныкать и тихо сказал:

- "Сашенька". А красавица, радостно: – "А меня – Лиза", и при этом улыбается и касается его руки. (Кто-то сразу уточнил, что это Сашенька Смирнов).

- "Тебе, наверное, просто скучно, или ты устал?" - Мальчик признался, что ему и вправду очень одиноко и скучно. Она согнала его с дефицитного стула, села сама и посадила его к себе на колени. И на ушко его спрашивает:

- "А сколько тебе лет?" Сашенька с гордостью ответил: "Четыре с половиной давно было!"

Услышав этот звонкий и высокий детский голос, чопорные старые девы, сидевшие поблизости, одновременно повернули головы в его сторону и... оцепенели от удивления. Как говорится – у них просто челюсть отвисла. Оказывается, им придется пересмотреть свое мнение (конечно, крайне отрицательное) об этой легкомысленной красотке Лизе, вот оно что-о... ребенок-то у нее на коленях оказался и уже улыбается, а ведь он только что плакал.

Лиза в то время работала именно в этой лаборатории, продолжая учиться на вечернем отделении. В это лето она перешла уже на 6-ой курс, тут она делала свою дипломную работу. Чтобы отвлечь Сашу от грустных мыслей, она стала рассказывать ему на ушко про "своих" цыплят на экспериментальной ферме, которых она должна кормить рано-рано каждое утро, но и вечером – тоже, и предложила ему прогуляться до птичьей фермы, посмотреть на цыплят и подышать свежим воздухом. Благо – светло, стояли белые июньские ночи. У Сашеньки слезы высохли моментально, он сразу страшно оживился: "Пойдем сейчас же! Пожалуйста!" – умоляющим шопотом.

Ну, что же делать, раз сама предложила, значит так тому и быть. И Лиза с Сашенькой, покинув веселый бал, вышли вдвоем в прекрасный сад, вернее, в Перергофский парк. Мистическое освещение белых ночей, когда в 11 часов вечернее солнце медлительно скользит к горизонту, явно не желая за него "заходить", полное затишье – ветры уже давно уснули, лишь некоторые пташки лениво обмениваются репликами, готовясь ко сну; огромные темнеющие деревья на фоне прозрачного нежно-розового неба, где на немыслимой высоте со свистом носятся стайки неугомонных ласточек и стрижей.
Сашенька всю дорогу без остановки задавал вопросы: "Сколько на "твоей" ферме цыплят? Чем ты их кормишь? Можно ли и ему прийти завтра помогать раздавать им корм?" Конечно можно. Ради Бога. Глаза его уже просто сияли от счастья.

Пришли. Действительно, за сеткой оказалось великое множество симпатичных малюсеньких курочек и петушков, беленьких, уже оперившихся, но еще не отрастивших гребешков. Их там было тысячи две или три. Саша ликовал. Он как будто не верил до этого, что Лиза рассказывала правду, а не сказки. Теперь он твердо решил, что мечта может стать реальностью, если встретить такую волшебную фею, как эта тоненькая длинноволосая Лиза. Ей все же удалось уговорить его вернуться обратно на бал, к его папе, но они порешили на том, что завтра утром он придет к 8 утра помогать ей кормить цыплят.

Сашенька пришел на свидание, очень серьезный и озабоченный. Крепыш сам насыпал полное ведро зерна. Тяжеленное ведро доходило ему до пояса, но он бесстрашно потащил его в загон. Лиза пошла в другую вольеру. Когда тут же на ребенка налетел шквал галдящих голодных птенцов, мальчик в первую минуту растерялся и закричал: "На помощь! На помощь!" Но Лиза не успела и шагу сделать, как он уже радостно извещал: "Не надо, я уже сам справился!" И это было сущей правдой, ребенку не было еще пяти лет, а его уже можно было нанимать на работу. Он все делал "с умом", он уже научился думать.
После трудов праведных, они мыли руки на дворе. Там был кран и лежал шланг, чтобы поить птицу. На голове у Лизы была простая ситцевая косынка, а полотенца там не было. Она сняла платочек, чтобы им вытереть руки. Только тут Сашенька заметил эту беленькую косынку и немедленно, хитро сощурив глаз, начал Лизу поддразнивать:

– Ста-а-рушечка! Старушечка!

Лиза сделала вид, что страшно "возмущена" и даже обижена:

– Как не стыдно друзей дразнить!

– Но... Ты мне – не друг!

Вот это да! Ничего-себе.

– А кто же я тебе?

Пауза, глаза опущены "долу". И тихим голосом, на одной ноте и на одном глубоком выдохе:

– Просто... Я тебя ЛЮБЛЮ.
Он уже разобрался, чем дружба отличается от любви, подумала Лиза – это, должно быть, настоящий вундеркинд – в смысле чувственного восприятия мира... К тому же – романтик...
Вторую половину дня Лиза проводила в лаборатории, ставя опыты на дрозофиле для своей дипломной работы. Когда туда заявился Сашенька, явно ее разыскивая, Лиза сидела за бинокулярной лупой, похожей на микроскоп. Она радостно встретила ребенка и усадила его за бинокуляр, посмотреть на ее красивых золотистых мушек, усыплённых наркозом. Их огромные, карминового цвета глаза состоят из 600 фасеток, и каждая показывает свое изображение, а это значит, что все, увиденное мухой, видят одновременно 600 глазков с обеих сторон ее головы. Сашу все это сильно заинтересовало.

Тут в лабораторию вошел высоченный студент и игриво спросил:

– Лиза! Это твой сын?

Ответить она не успела. Реакция Сашеньки была мгновенной и неожиданной.

Как бы отвечая на шутку, с коротким веселым смешком, Саша произнес:
"Ну что вы!" – и уже с гордой серьезностью в тоне: "Я - Лизин ДРУГ!".

Лизу его слова привели в полнейшее восхищение и развеселили, она изо всех сил старалась удержаться от смеха. Обе эти фразы были сказаны в один и тот же день.

Так начался их роман. И длился этот роман, может быть, целый долгий год.
Их ежедневные свидания продолжались еще неделю или чуть больше, Сашенька даже побывал в гостях у Лизы в Питере, где его радушно встретила Лизина мама. Это была очень замечательная и важная ученая дама, он ей явно понравился, и она предложила ему почитать какие-то детские книжки, пока Лиза приготовит поесть и накроет на стол. Сашенька вежливо согласился. Но, послушав ее истории минут десять, он также вежливо сказал Лизиной маме:
– Раиса Львовна, простите меня, пожалуйста, но я должен идти к Лизе, ведь она меня ждет...

И тут он проявил поразительный такт, не желая вызывать ревности своей феи. Мама была поражена и озадачена. Вкусно поели, поговорили о том - о сем и отправились обратно в Петергоф на электричке. По дороге Сашенька рассказывал о том, о чем они успели поговорить с Лизиной мамой. Оказывается, они говорили о Боге. О Сашиной вере в Бога. Лиза спросила:

– А откуда ты знаешь про Бога? Тебе родители рассказывали? Они верующие?

– Нет, – ответил Сашенька. – Они не верят в Бога. А я верю. И в Ангелов я тоже верю. Мне один мальчик рассказывал. И я знаю, что у нас есть Ангелы – хранители, они всегда нам помогают, они летают ночью. – Он говорил с таким волнением, с такой твердой убежденностью.
А в один прекрасный солнечный день, когда воздух звенел от брачных песен цикад и кузнечиков, а в открытые окна лаборатории, где работала Лиза, врывался изумительный аромат цветущих кустов сирени, роз и жасмина, пришел Сашенька. Он спокойно наблюдал за Лизиной работой полчаса, а потом вдруг заявил:

– Лиза, ты знаешь, я собираюсь на тебе жениться. Ты выйдешь за меня замуж?

Лиза чуть не упала со своего высокого табурета. Но, опять едва сдерживая смех, она спросила:

– И когда же ты собираешься на мне жениться?

Сашенька незамедлительно ответил:

– Через три лета после Университета!

Тут уж, услышав эту рифмованную фразу, Лиза подумала, что он так удачно пошутил и бестактно рассмеялась. Саша как-будто ничуть не обиделся или виду не показал. Она же стала вслух считать, сколько же ей будет лет – к тому времени, когда ему стукнет 26 лет. И со смехом вынесла вердикт:

– Ну что ж. Во всяком случае, мне... тогда... будет: помирать – рано, а жениться – поздно!

Эта формулировка чрезвычайно Саше понравилась, он в свою очередь весело рассмеялся, повторяя с удовольствием эту дурацкую фразу снова и снова, как бы смягчая неловкость своего преждевременного предложения.

Потом наступила долгая разлука. Лиза уехала на каникулы, Сашенька ее не видел несколько месяцев. Осенью, вместе с дождями, начались занятия, Лиза слушала лекции Сашиного папы и однажды не удержалась, подошла к нему после лекции и спросила, как там Сашенька, ее дружок поживает? И тут она с удивлением узнала, что Саша не только ее не забыл, он постоянно о ней вспоминает, рассказывает, спрашивает своих родителей, нельзя ли ее повидать и, более того, он видит ее почти каждую ночь во сне. Он страстно мечтает ее увидеть. Вот это да! А она и не представляла себе, что такое бывает.

Перед самым Новым Годом мечта его сбылась. В Петергофском Институте, где работала Лиза. Новогодние подарки местным детишкам сотрудников раздавали разряженный Дед Мороз и Снегурочка.

Лизу выбрали на роль Снегурочки. Пригодилась ее белоснежная меховая шубка и длинная русая коса. Плюс красивые серо-голубые глаза с длинными ресницами и тоненькая фигурка. И веселый заразительный смех. Ну чем не Снегурочка? И детей она любит...

Поехали с бородатым Дедом Морозом на машине в лютый мороз. Некоторые дети при виде Деда Мороза плакали от страха, и Лизе приходилось их утешать. Наконец, уже поздно, приехали к родителям Сашеньки Смирнова. Лиза ехала к нему взволнованная. Как на свидание...

Открыла дверь мама. Сашу позвали, и он прибежал. Сашенька сразу ее узнал, он так побледнел, что казалось, он сейчас упадет, он даже ухватился за косяк двери. Или это ей так показалось? На какое-то мгновение он просто онемел... Она обратилась к нему с положенной по роли фразой, не желая себя выдавать. И смотрела на него, не отрываясь, во все глаза. И улыбалась очаровательно. Слушая басистый веселый голос Деда Мороза и напряженно разглядывая разряженных посетителей, Саша быстро справился со своими эмоциями и вдруг почти весело закричал с озорными интонациями:

–Та-ак! Снегурочка-то – Лиза! А кто же Дед Мороз?

После этого он схватил ее за руку и бегом потащил в свою комнату. Сильный и решительный. Не спрашивая разрешения ни у мамы, ни у Деда Мороза. Взрослые слегка опешили, но не посмели возражать. Пришлось повиноваться, вышло отступление от протокола...

Там они не могли наговориться, он рассказывал ей про свою жизнь, но больше всего – смотрел, смотрел во все глаза и не мог наглядеться... Лицо его выражало странную смесь счастья и затаенного страдания.

Но вскоре Снегурочку позвал Дед Мороз, и ей с грустью пришлось покинуть прекрасного, любящего Сашу. Навсегда.

Это была их последняя встреча. С тех пор они уже не встретятся никогда. А может быть, ТАМ?
________________________________________________________________

Подобно странному капризу
        У нас судьбой играет рок -
        Столкнула Сашеньку и Лизу
        Сама судьба в неверный срок

        И хитро смотрит - что же будет?
        Их закрутив в один клубок -
        Какие страсти в них разбудит
        скрещенье странное дорог?

        Не стал бы я шутить жестоко -
        Но это - в веденьи Богов -
        Детей испытывать до срока,
        Даруя взрослую любовь,

        Даруя взрослым пониманье,
        Что все надолго и всерьез -
        Его прозренье и признанье,
        и боль, и разочарованье,
        И радость, и потоки слез ...

 13 - 14 ноября 2006  Ю.Г. Артемьев
P.S. Они все-таки встретились. Со времени последнего их свидания прошло всего лишь... тридцать шесть лет! Сашенька оказался бородатым «мужиком», за сорок, но в лице его сохранилось едва уловимое сходство с тем нежным и сильным пятилетним романтиком, каким он был в начале их «романа». Он НИЧЕГО НЕ ЗАБЫЛ. В его жизни не было больше ни разу такой настоящей большой любви.

E. KIRPITCHNIKOVA 3 – 4 ноября 2006
(Рассказ опубликован в Альманахе «Глагол» №1, ПАРИЖ, 2009)
    

 ОТКУДА БЕРУТСЯ ДЕТИ 
 

     Мои родители все  время  ссорились  и  ругались. Папа постоянно нервничал и кричал на маму, а мама спорила и защищалась от немыслимых обвинений. Мне кажется, что так продолжалось почти с самого моего рождения. Однажды в машине я даже прямо им сказал, что куплю пистолет, чтобы их убить. Мне тогда было года три.

Мама быстро спросила, очень серьезным тоном: «Убить? Нас обоих?»

Я сказал: «Да». А про себя подумал: «Чтобы никогда  больше не слышать этих ужасных ссор». – «Какой же пистолет ты собираешься купить?» Я ответил: «Водяной». Имелся в виду желтенький игрушечный пистолетик.  Мама засмеялась и успокоилась. Я тогда и не подозревал, что бывают другие пистолеты. И что убить можно не понарошку.

     Папа у меня – учёный француз, занимается эволюцией мозга. Он на десять лет старше мамы. А мама – русская. Она тогда преподавала в Университете биологию клетки. Они почему-то плохо понимали друг друга, хотя мама прекрасно знала французский язык. Папе очень хотелось её понять. Для этого он применял свои познания в психологии, приобретенные в Университете во Франции. Однако, «с кем имеет дело» - он так никогда и не понял, хотя прожил с моей мамой семнадцать лет. Он не верил в её искренность, полагая, что женщина, по определению, искренней быть не может. Таковы почти все француженки. А мама ничего общего с француженками не имела. Она привыкла – по ее любимому выражению – «резать правду-матку в глаза», не всегда уместно и тактично, психология её мало интересовала, а мужчин она вообще никогда даже и не пыталась понять...

     Мы с братом страшно обрадовались, когда они вдруг всё-таки решили устроить свадьбу и пошли регистрировать брак в Мэрию. Тамошние чиновники не удивились, у них это называлось: «урегулировать ситуацию». Мне к тому времени было уже почти тринадцать, а младшему братику Мите – почти семь лет.

     По дороге в Мэрию у нас состоялся забавный разговор. Мой братик, явно волнуясь, стал маме потихоньку говорить:

– Мама, только не вздумай там сказать «НЕТ»!»   (Это в ответ на вопрос: «Согласны ли вы стать женой?...»).  

Тут уж я не выдержал и вмешался. Слух у меня был всегда отменный, я всё слышал, как он ни старался секретничать.

     – Вот дурачок! – сказал я – Какая разница, что мама там ответит, всё равно они разведутся через два месяца !!!. 

Однако, я немного ошибся. Видимое затишье в странных конфликтах моих родителей продолжалось не два, а целых семь месяцев. Потом начался нескончамый развод.

Однажды мама гладила белье в моей спальне. Пришел папа и, как обычно, затеял скандал. В разгаре перебранки он вдруг смягчился и предложил маме перемирие. Я очень удивился и сказал: «О каком мире идет речь? Нельзя же примирить огонь и воду».  

     Но... хватит болтать о моих злополучных  родителях, мне с ними не очень повезло, но бывает хуже. Все же они меня любили и любят по сей день.

     Так вот, мне часто было с ними скучно и одиноко. Когда я  сильно заскучал, я стал мечтать о маленьком брате. Идея эта возникла в моей голове именно тогда, когда я впервые осознал свое одиночество. Случилось это задолго до того, как мне исполнилось пять лет. 

     Перед Новым Годом у маминой подруги Инночки родился сын Давид. Мама собралась навестить подругу в роддоме и взяла меня с  собой. Мы зашли к Инночке в палату, и я увидел малюсенького, трогательного младенца. Впечатление было колоссальное.

     Через несколько дней у нас на кухне  состоялся важный для меня разговор. Днем, за обедом, смело глядя маме прямо в глаза, я неожиданно (для неё) задал столь волновавший меня вопрос:

     – Мама, ты умеешь делать младенцев?

     Звучало это так: « Maman, tu sais faire les bébés ?».

     Мама  почему-то прыснула, глаза её заблестели веселым блеском, и она ответила: «Конечно, Васенька, ты ведь совсем недавно был младенцем, я ещё не забыла, как это делается». Я обрадовался.

     – Вот и хорошо, – говорю, – тогда сделай мне сию же минуту такого «бебешку». И показал, какого размера.

     Мама  говорит: 

     – Как? Прямо сейчас?

     – Да – говорю.

     Мама  тогда мне объяснила:

     – Это невозможно, Вася, ты что, думаешь, мы сейчас насыпем муки, тесто замесим, сунем в духовку, и получится ребеночек?

     Я подтвердил. Именно так мне всё это и представлялось. Но мама меня немного остудила. Сказала, что дети совсем не так делаются, что нужно долго-долго ждать – целых девять месяцев, пока они «поспеют», или там созреют. Где? Меня это не очень интересовало. Вам же неинтересно знать, где доят тех коров, молоко которых вы пьете. Или где делают те игрушки, в которые так интересно играть.

     Я сразу сказал маме, пылко и убежденно, что это пустяки, я –терпеливый, подожду уж девять месяцев, хотя не очень-то ясно понимал, сколько это времени ждать. Но мама опять меня попыталась охладить, объяснив, что ребеночка делают вдвоем, папа и мама, и что без папиного участия и согласия ей одной никак не справиться с этим делом. Вот этого я не ожидал. Очень удивился, конечно. При чём тут папа? Совершенно мне это было непонятно. Но я знал, что мама всегда нам говорила правду, и... не растерялся.

      – Ну, что ж, – говорю – я папу уговорю....  

     Мама  засмеялась, уж она-то папу хорошо знала, и мне – не поверила. А я  стал дожидаться папу. Сильно волновался.

     Часа  через три-четыре папа наконец вернулся домой. Едва он появился на пороге, я бросился к нему и закричал:

       –  Папа! Ты поможешь маме сделать ребёночка?

     Реакция  была немедленной. Папа завопил на всю квартиру:

     – Не-ет!!!

     – Но почему-у? Папа!

     А он – мне, резко так:

     – Дети ! Да от них одна вонь ! («Les enfants, ça pue ! »)  

     Ужас  какой, как с таким разговаривать?

     Я очень разволновался, стал его упрашивать:

     – Ну папочка, ну миленький, пожалуйста, мне так хочется братика, маленького, вот у Инночки я видел Давидика, он же прелестный, такой хорошенький!

Но папа был  непреклонен. Нет и нет. И довольно об этом. Всё.

     С этого времени я приставал к  папе с той же мольбой чуть ли не каждый день. Долго это продолжалось. Я упорно добивался своей цели –моего братика. И в конце концов добился. Но по порядку... 

     Однажды мама разбирала старые фотографии и  показала мне одну. На этом снимке она лежала на боку, на кровати, в тонкой ночной рубашке голубого цвета. Сбоку у неё почему-то выпячивался огромный круглый живот.

     Я спросил:

     – А я где был, когда тебя сфотографировали? – Мама ответила с загадочной улыбкой, что я был именно там, в её животе. Даже пальцем показала.

     Я страшно испугался и завопил  что есть мочи:

     – Мама! Зачем ты меня съела?

      Она так хохотала! Объяснила. Так я узнал, что детей выращивают в мамином животе.

К тому времени в голове у меня созрел такой план: когда я вырасту, у меня будет двадцать детей. Они будут вместе со мной ездить в большом  грузовике. Я  поведал об этом маме. Мама посоветовала автобус. «Да, это лучше, – сказал я, – купим автобус, посадим туда всех моих детей и тебя, мама, тоже с нами возьмем, и будем ездить куда захотим».

     – А меня-то зачем в твой автобус сажать? – спросила мама. Вот непонятливая!

     – Ну как же, мам, ведь это ты будешь рожать мне всех этих детей.

Как она удивилась! Смеялась, как всегда. Хохотушка. Моя мама была очень красивая, я серьезно собирался на ней жениться, а она и не догадывалась...

Месяцев так через восемь или девять, когда мне уже было пять лет с хвостиком, папа, как ни странно, все же помог маме «сделать ребеночка». Того самого братика, о котором я так долго и страстно мечтал. «Чудом» – по словам мамы.

В самом начале маминой беременности ей сделали «снимок», и братика Митю – размером в три миллиметра – в ее животе «сфотографировали». Это его первое изображение –  «эхография». Мама пришла домой и сказала папе, что вот, случилось, она ждет ребёнка. Что тут было! Он ужасно возмутился, заявил: нет, так не пойдёт, он ни за что не хочет этого ребенка, от зародыша надо избавиться. Если у него будет ещё ребенок, он покончит с собой. Ему ведь тогда уже шел 52-ой год. Или ребёнок, или он, маме надо выбирать.

    Мама спокойно отвечала, что насчет самоубийства это – его  личное дело, он уже долго живет на свете, некоторые и не доживают до его возраста... Пушкин, к примеру, уже в 37 лет на тот свет отправился, а Христос и того раньше... А «зародыш» – это её дитя, которое хочет жить, ему ещё все предстоит, в отличие от папы, у которого самое интересное в жизни уже было. И так далее, в таком же роде. Но, главное, теперь есть возможность быстро узнать пол этого зародыша. В её возрасте (за сорок) ей сделают вскоре анализ, чтобы проверить, всё ли в порядке у ребенка с хромосомами, посмотрят кариотип и сразу скажут, кто там сидит у неё – девочка или мальчик. «Так вот, если у меня девочка, то – режьте меня на куски, всё равно я ее сохраню и буду счастлива при всех обстоятельствах, а если мальчик... Тогда пусть уж отец решает... Мальчиков у меня и так двое, как он скажет, так и будет!»
Ну, тут папашу взорвало, он как заорёт на маму:

     – Эт-то что такое, ты что сказала? Мальчика убить, а девочку спасать??? Это же чудовищно!!! Это – сексизм, фашизм, и... (теперь уж не припомню всех «измов», в которых он маму обвинил), и вообще – ГЕНОЦИД по признаку мужского пола!!!

     Мама  очень обрадовалась такой реакции  и говорит:

     – Что я слышу? Мне кажется, ты встал на защиту нашего будущего ребенка, вернее моего «зародыша»? Но это же великолепно, я просто в восторге, получается, что ты и мальчика защищаешь, так в чем же дело? Разногласий, выходит, у нас вовсе нет, мы во всем согласны, и можем пожать друг другу руки!

     Ну  он и сник, больше уже ничего не говорил... 

     Потом, когда «зародышу» было около двух месяцев, маме в больнице сделали хитроумное исследование хромосом в забавных беленьких корешках, которые, как из луковицы, посаженной в банку, врастают в мамину ткань из зародышевого яйца – хориона. Ответ обещали дать через неделю. Велели после «вмешательства» полежать, «никаких нагрузок, спортом не заниматься».

Невзирая на запреты врачей, мама и папа тут же уехали с нами в Пиренеи – кататься на лыжах. Начались школьные каникулы. Через неделю мама спустилась с опушенных свежевыпавшим снегом гор, где она, с моим будущим братом в животе, все же осторожненько покаталась на лыжах. Приехав домой, она сразу вынула из почтового ящика конверт с результатами того самого важного анализа хромосом своего детеныша. Дрожа от нетерпения, она тут же вскрыла конверт и прочитала краткий отчет – магические слова: «нормальный мужской кариотип».

Тут она как заорет: «Мужской !!! – Это не нормально!!!»

      

А потом уж стала смеяться – и  над собой, и над своей судьбой, не стала убиваться о нерожденной Полине, как в прошлый раз, и говорила:

      – Ладно, не буду я горевать... Зато Васина мечта исполнена – вот тебе и брат. А и дешевле выращивать – игрушек полный дом: одних машинок и самолетов – сотни, одёжка передается от мальчиков, а на девочку всё покупать пришлось бы... 

     Так мама похоронила мечту о девочке. Третий сын, такая судьба. Дочери Полины у нее уже не будет никогда, а жаль, некому передать «своё» –  девичье, женское богатство. Но она  не унывала: ведь моя-то мечта о брате – сбылась, она заказ  выполнила. А мой старший брат – красавец Максим – тоже когда-то мечтал о брате, и получил меня, Васю, но слишком поздно, ему было уже восемь с половиной лет. Вначале он маму ревновал, выдавал фортели, а потом совсем вырос и перестал мной интересоваться, отчего я и заскучал.

     

Кроме меня, об этом младенце мечтала только мама. Она все время улыбалась и слушала красивую музыку. Мы с ней за месяцы ожидания очень сблизились. Я приставлял ухо к её животу и слушал, как там мой братик растёт, шевелится и как у него сердечко бьется.
Старший мой брат в свои четырнадцать лет совсем не одобрял эту затею – увеличение семьи.

    – Зачем делить на троих то, что мы делим на двоих? – такие у него возникали мудрые мысли. 

Папа во все время «выращивания» с мамой почти не разговаривал. У него была очередная «депрессия». Его приводило в ужас неминуемое появление еще одного ребенка и связанные с этим жертвы и неприятности. Придется теперь за него отвечать, деньги на него тратить, волноваться зачем-то о нем. Но мама как будто не обращала на это никакого внимания.

Депрессия у папы, оказывается, уже была, когда мама шесть лет назад ждала моего появления на свет. Она мне рассказывала, что тогда он был еще мрачнее, совсем маму не замечал.
Братик Митя родился за 4 дня до моего Дня рождения – как раз к моему шестилетию! Сбылась моя главная мечта... Мама поехала в роддом в тот самый день, когда я впервые пошел в начальную школу. В первый раз в первый класс. В год 200-летия Французской революции. Вот это была радость, самый роскошный подарок к моему Дню рождения!!!
     Пока Митя ещё не родился, нас у мамы было двое детей. Я нашел фотографию, где Максим с мамой на большом пароходе. Он там совсем ещё маленький, только умел на ножках стоять, но ходить ещё сам не умел. Мне было три с половиной года, я лежал в кровати перед сном и позвал маму, чтобы она мне объяснила, почему же меня не взяла она с собой на этот пароход? Сердце мое переполнилось завистью и обидой. Мне страшно захотелось на этот красивый корабль.

     Мама мне объяснила, что в то время, когда Максим был таким маленьким, я еще не родился, она меня не могла взять, потому что не знала меня... меня, мол, ещё не было на свете. Тут я заплакал и стал кричать, что это неправда, я был всегда, как это может быть, что меня – не было, это неправда, зачем она меня обманывает, я же был всегда!!! Она стала меня целовать и гладить, чтобы я не нервничал. Сказала спокойно:

       – Я тебя не обманываю, поверь мне, я, правда, не знаю, где ты был, но если ты знаешь, где был, пока я еще не знала тебя, то вспомни, пожалуйста, и расскажи мне – где ты был?

     Я молчал. Не знаю, что я тогда думал, но рассказывать маме о том, чего мне никак не удавалось вспомнить, я был не в состоянии. Одно мне было ясно – не может быть, чтобы было такое время, когда меня не было. Горе мое было так велико, что я провалился в сон как-то незаметно для себя самого.

     Брата Митю я очень любил, много играл с ним, учил его всему. «Маленький папочка» – так он меня называл. В раннем детстве, с 2-х до 7 лет,  он был поразительно похож на меня, почти как близнец, только на 6 лет моложе.

     Митя немного подрос, и однажды мама – при мне – рассказала ему ту самую историю с пароходом, на который мне так хотелось попасть, и как я тогда горько плакал. Митя слушал с явным удовольствием. Улыбаясь, с лукавым выражением на своей смешной мордашке, он заявил:     

 – А я знаю, где я был до того, как родился!

– Вот хвастунишка, – подумал я.

 – Я был у мамы в животике! – уверенно и гордо сообщил Митя, ничуть не омрачая себе душу мыслями о начале и конце.

– Да, – сказала мама, – правильно, но ты там был короткое время, всего девять месяцев.

 – Нет, – возразил Митя, – я там был ВСЕГДА! – Ни тени сомнений, улыбка – до ушей! Торжествующая радость жизни!

     Будущий певец Митя рос удивительно счастливым ребенком. Он до трёх лет вообще ни разу не плакал, только веселился, пел и всегда был всем доволен. А с трёх лет начал влюбляться, всерьёз и надолго. Первая любовь, причем взаимная, длилась у него с трёх до шести лет.

     Перед сном мама нам читала русские книжки, а иногда рассказывала всякие смешные истории - про нас. Мне было лет девять, когда она нас спросила:

     – Хотите я вам расскажу, как на свет появился Митя?

     –  Еще как, конечно – расскажи!

     – Папа однажды уехал в Канаду, в командировку, недели на три-четыре. Я осталась дома с детьми одна. Там он без меня скучал. Сильно соскучился... Когда вернулся, он так был полон любви, что в пылу страсти шепнул мне: «Давай, сделаем девочку». Я, конечно, очень обрадовалась, и ответила папе: «Давай! Я согласна». Ну вот, так и вышло. 

Вот тут уж я не выдержал. Мрачно, с полной безнадежностью в голосе – от отсутствия у мамы малейшей логики – с  верхнего яруса прозвучал мой приговор:

    – И ничего из этого не вышло!

     

Но тут снизу раздался Митин высокий и звонкий голосок:
     – Вышло, вышло! Это же я! 
Примечание:

Наш соловушка искренне считал в то время, что девочки  лучше мальчиков, и им завидовал. У человеческих детенышей, в отличие от соловья, душа, рожденная, чтобы петь и любить, не обязательно наделена половыми признаками. У соловьев же поют только самцы.

 

 2009 г.
(В печати. Будет опубликован в Альманахе “Глагол”)

1   2   3   4   5

Похожие:

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconНа все мои вопросы был всегда один и тот же ответ
Свердловской больницы для привилегированных. Ошибка не была случайностью. Это был закономерный результат подчинения диагностики идеологическому...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconНа эти вопросы есть один простой ответ: это толерантное отношение друг к другу
Сегодняшнее наше мероприятие пройдет по эгидой : «Все мы разные – все мы равные»

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconНа все эти вопросы ответ один: потому что
Посвящается моей маме Маховской Антонине Федоровне, талант и сердце которой были отданы детям сиротам школы интерната №2 г. Светловодска...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconПояснительная записка данный тест представлен в двух вариантах. Все...
С – повышенной сложности. К данному заданию даются четыре варианта ответа. Задания уровней а и в предполагают один верный ответ,...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconЛитературная игра по роману А. С. Пушкина «Дубровский»
Вопросы задаются поочередно командам. Команда имеет право ответить один раз на свой вопрос. Если дан неправильный ответ, то право...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconЛитература Сочинение «Мои впечатления о прочитанной книге»
«Литосфера», параграфы 20-29 (вопросы и задания); в рабочей тетради проработать все, что касается темы

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconЗакрадываются в душу тревога, сомнение и страх: Как все это выучить?
Что же делать? Прежде всего, успокоиться. Все что ты сейчас испытываешь – это нормально. Кто не боялся первой сессии, тот не был...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ icon«…камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла…»
Был конец января 2008 года, когда все праздники отгуляны, застолья отсижены… приятные и вынужденные. Все устали от новогодней суеты...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ icon1. Местоположение женских шишек у сосны обыкновенной
Задание Задание включает 60 вопросов. Выберите один ответ, который вы считаете наиболее полным и правильным. Ответ внесите в матрицу...

На все мои вопросы был всегда один и тот же ответ iconАллан Чумак Тем, кто верит в чудо
И тогда пришло решение: я напишу книгу. Книгу, в которой буду весь я — мой дар, мои мысли, моя жизнь. Мой Учитель, который вел меня...


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru