Марк Лившиц Семейная хроника




НазваниеМарк Лившиц Семейная хроника
страница5/7
Дата публикации13.11.2014
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
5-bal.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7
(родителей)) были брошены на то, чтобы быстрее перетащить поближе и меня. В Москве этой проблемой занимались Табакины, а в Риге папа вёл переговоры с Рижским политехническим институтом.

Между тем, дела у меня шли хорошо. Я нормально без «хвостов» учился уже на третьем курсе. У меня было много друзей, я был комсоргом группы, членом комсомольского бюро факультета. И тут вдруг случился «облом». Наша группа в полном составе вступила в конфликт с преподавателем по фамилии Малец. Он вел у нас предмет «Горные работы». ((Он был ярым антисемитом и очень невзлюбил нашу «еврейскую» группу. Мы отвечали ему взаимностью, и с первого дня вступили с ним в конфронтацию. На третьем курсе)) во время экзамена он на нас отыгрался и завалил практически всю группу. ((Мы понимали, что пощады не будет, и очень хорошо готовились, но он всё равно оставил без стипендии всю группу. Однако, Малец явно перестарался – такого, чтобы экзамен не сдала вся группа, в институте ещё не бывало, получился большой скандал.)) Меня, как комсорга, послали в деканат требовать справедливости. Я добился, что нам разрешили пересдать предмет. ... ((Экзамен принимала комиссия во главе с деканом. Не было ни одной тройки.)) Мы праздновали победу, а я на радостях экспромтом сочинил стихи:

Никого не любишь, не жалеешь,

Хоть красив он или некрасив,

Выпучив глаза, от злобы млеешь,

В чёрством сердце хамство затаив.

С маленькими круглыми глазами,

Вечно недовольный, вечно злой.

Сколько приходящих на экзамен

Навсегда замучено тобой?!

Знаю, все они прошли,как тени,

Не коснувшись сердца твоего,

И не мудрено, ведь в этом сердце

Кроме злобы, нету ничего.

Но учти, ... ((мучитель нечестивый)),

Проклятый студентами, Малец,

Рано или поздно, в день счастливый

Всё равно придёт тебе конец.

((Каждый, ненавидящий евреев, В то время это это было бы слишком смело,

Рано или поздно будет бит. тем более, что больше половины группы

От возмездья не уйдут злодеи, было не евреями. В том тексте, что мы

Скоро час пробьёт, антисемит! отослали Мальцу, этой строфы не было.))

И когда тебя в гробу тяжёлом

Повезут в машине грузовой,

Так и знай, что в этот день весёлый

Я напьюсь от радости такой.

Сдав сессию, мы всей группой поехали на практику в Караганду. Я прочитал ребятам это стихотворение, но слишком поздно понял, что этого делать не следовало. Джин выскочил из бутылки. Помимо моей воли стихи размножили, запечатали в конверты без марки и с каждой станции от Владивостока до Караганды отсылали эти письма Мальцу. Поскольку марки не было, получатель письма обязан был заплатить за марку. Я представляю, что было, когда ежедневно к Мальцу приходил почтальон, вручал письмо и требовал деньги. Всем, кроме меня, было очень весело. Я сразу понял, что добром это для меня не кончится. Ребята мне сочувствовали, утешали, как могли, но затеи своей не оставили и в Караганде. Это безусловно был беспредел, и руководство института было абсолютно право, решив исключить меня из института, а заодно и из комсомола. Ждали только моего возвращения с практики. Но на этот раз звёзды были на моей стороне. Во-первых, дядя Миша Табакин договорился в Московском горном институте, что они примут меня переводом на четвёртый курс с досдачей некоторых экзаменов. А во-вторых, моя хорошая знакомая, секретарь деканата, ((телеграммой)) предупредила меня о грозящей опасности. Я срочно, бросив практику, инкогнито вернулся во Владивосток, тайно встретился на конспиративной квартире с секретарём деканата, получил от неё свои документы, дал слово, что ни один человек в институте не будет знать, где я нахожусь и куда делись мои документы, и в тот же день уехал в Москву.

Я был потрясён Москвой, как городом, а с другой стороны, очень разочарован москвичами, их эгоизмом, меркантильностью, пренебрежением друг к другу. На Дальнем Востоке отношения между людьми были, может быть, грубее, но гораздо чище и человечнее. ... Жил я сначала у Табакиных, а потом в общежитии.

((Лучшим из того, что есть в моём характере, я обязан общежитиям. Общежития сделали меня самостоятельным человеком. В общежитиях я впервые узнал, что такое любовь, и научился ценить дружбу. Благодаря общежитию я на всю жизнь понял, как важно быть терпимым к человеческим слабостям, не делать трагедий из пустяков, и стойко с юмором переносить невзгоды и бытовые неудобства. Сколько общежитий было в моей жизни, сейчас уже трудно сосчитать, но с каждым из них связано множество весёлых и поучительных историй. Во Владивостоке на первом и втором курсах я жил, где придётся, только на третьем курсе я, наконец, получил законное место в студенческом общежитии. К этому времени у меня уже было много настоящих друзей и хороших подруг. Жизнь бурлила и била ключом. Комсомол не мог до конца поглотить нашу кипучую энергию. Центром неформальной общественной деятельности были общежития. Капустники бывали с шутками на грани фола. Мне пришлось лишиться стипендии и три раза пересдавать экзамен на военной кафедре за загадку: «Что такое ёлка, а вокруг дубы?» с ответом: «Военная кафедра справляет Новый год». У нас в общежитии функционировало «Общество по распространению ложных слухов» (ОРЛС), имевшее устав, президиум во главе с президентом. Все процедуры распространения слухов были тщательно прописаны. Членом общества мог стать только тот, кому удавалось распространить слух, о котором заговорил бы весь город. При этом надо было доказать, что слух распространил именно ты, получить рекомендации действительных членов общества, пройти кандидатский стаж. Устав предусматривал почётные степени кандидата и доктора брехологических наук. Диссертация – том с текстом, формулами, расчётами, таблицами и графиками, которые на защите развешивали на стенах. На защите могли присутствовать все проживающие в общежитии. Были учёный совет, рецензенты, оппоненты, голосование шарами. Например, в докладе на тему «Влияние космического излучения и высокочастотных электромагнитных полей на прохождения менструального цикла у студенток энергетического факультета ДВПИ» диссертант без тени улыбки проанализировал, как это происходит у блондинок, брюнеток, рыжих и крашеных; сделал анализ зависимости этого интимного болезненного процесса от объёма груди, бёдер и размеров талии, цвета глаз, роста, веса и других параметров женщины. Было убедительно доказано влияние космических лучей и электромагнитного поля на темперамент и успеваемость. Дамы обозначались, как мадмуазель Х, сударыня У, товарищ Z и т.д. Но при этом давались такие точные и меткие описания Х, У и Z, что не узнать в них конкретных студенток было невозможно. Мы катались по полу и визжали от восторга.

После перевода в Московский горный институт я с большим трудом получил место в общежитии на улице Студенческой. Со мной жил вьетнамец из нашей группы Тринь–Нят–Тан – очень худенький небольшого роста паренёк с наивными восторженными глазами. На празднование в актовом зале МГУ дня рождения Хо-Ши-Мина (вождя) он надел свой выходной костюм с грудью в орденах и медалях. Оказалось, что ещё ребёнком он уже воевал с французскими колонизаторами. Нехотя он рассказал мне, что его захватили в плен и пытали. Всё его тщедушное тело было в шрамах от ран. Занимался он до полного изнеможения, спал не больше четырёх часов в сутки. Учился Тан только на пятёрки, получить четвёрку было для него трагедией. Каждый вьетнамец периодически на собрании рассказывал товарищам о том, что он сделал плохого за отчётный период, каялся и давал честное слово, что никогда больше такого безобразия не допустит. После окончания института я получил от Тана несколько писем, а потом началась Вьетнамская война, и письма приходить перестали. В соседней комнате жил Костя Петровский – признанный весельчак, баламут и любимец публики. Учиться он не любил, к окончанию института у него накопились хвосты ещё со второго курса, и декан выдал ему ультиматум: если он за 2 недели не сдаст хвосты, его отчислят из института. Костя сдался и дал прощальный бал. Когда алкоголь уже ударил в головы, кто-то в шутку предложил Косте пойти добровольцем на Кубу воевать с Америкой (тогда разгорался Кубинский кризис). Идея была горячо поддержана, мне поручили написать, я сочинил от имени Кости пламенное послание Н.С.Хрущёву с просьбой направить его на Кубу, поскольку он не может спокойно сидеть за партой, когда враги угрожают Кубе и лучшему другу нашей страны Фиделю Кастро, и опустил письмо в почтовый ящик. Про нашу шутку все уже забыли, когда дней через десять в общагу примчался гонец из деканата и потребовал срочно доставить Костю к ректору. Там Костю встретило всё институтское начальство и какой-то важный чин из ЦК, который произнёс целую речь, что институт должен гордиться отважным патриотом, ЦК одобряет его порыв, но на данном этапе Костя должен закончить учёбу, а когда пробьёт час, мы тебя позовём. – Всегда готов! – ответил Костя. На следующий день всё общежитие покатывалось со смеху. Костю не исключили, а отправили в академический отпуск.

Преддипломную практику я проходил в Караганде в научно-исследовательском угольном институте. Мой рукводитель практики, начальник лаборатории шахтного транспорта Лёня Алотин (кстати, тоже еврейский шахтер) заимел на меня виды и познакомил со своей сестрой Ритой. ((Она была года на три моложе меня и училась в медицинском институте. Это была удивительно красивая, милая и скромная девушка. Она обожала поэзию, и мы с ней могли часами читать друг другу наизусть стихи Есенина и Блока. Не удивительно, что у нас разыгрался серьёзный роман)). За моей спиной он ((Лёня)) договорился в моём институте, что я получу назначние в Караганду. И хотя Рита мне очень понравилсь и мы с ней полюбили друг друга, я решил, что, во-первых, мне ещё рано ставить на себе крест, а во-вторых, мне очень не понравился сам факт этого закулисного сговора. В июле 1961 года я защитил диплом по специальности «Горный инженер электромеханик по автоматизации». Из двух возможных вариантов – жениться и остаться в Москве или уехать в Караганду и жениться я выбрал третий – не жениться и ((взять распределение)) в Ростовскую область к чёрту на рога. ...
(Стр.38) 10. Богураевка

У меня была редкая по тому времени для горняка специальность – автоматизация производственных процессов. Ни о какой автоматизации на шахтах тогда ещё даже не слышали. В комбинате «Ростовуголь» не знали, что со мной делать и направили меня на «Опытную фабрику центробежного обогащения» треста Богураевуголь в пос. Восточно-горняцкий ... Дело в том, что в России есть ((почти)) всё, кроме германия, а без него в электронике полный завал. Вот и придумали учёные, как получать германий из некоторых особых марок угля. Уголь обогащали, очищая от примесей ... ((в центрифугах)), полученный концентрат сжигали в специальных печах, золу улавливали на электрофильтрах, и уже из неё извлекали германий. ... Посреди голой степи шахтёрский поселок тысячи на три жителей – ... два или три десятка небольших двухэтажных домов, несколько ... бараков дореволюционной постройки, масса ... домиков-хаток с садиками и без, два магазина, общественная столовая, пивная палатка, школа, дом культуры и летняя танцплощадка. Ближайший город Белая Калитва ... в 25 километрах по раздолбанной вдрызг дороге. В дождь по посёлку ни проехать, ни пройти без сапог. Вокруг поселка по степи разбросано несколько угольных шахт и колоритных казачьих хуторов, очень точно описанных в романах Михаила Шолохова. ... Жили мы колонией шесть человек в очень запущенной несколькими поколениями холостяков трёхкомнатной квартире, которая называлась «общежитие молодых специалистов». Перед каждым из нас было три дороги: – спиться от тоски; – жениться на местной красавице-казачке и уже потом спиться от тоски;– найти себе на три года занятие для души и, отбыв срок, бежать, куда глаза глядят. За три года я поработал инженером энерго-механического отдела, начальником лаборатории КИП и начальником технологической смены. Последняя работа более всего пришлась мне по душе. Чтобы себя чем-то занять, я с удовольствием занимался всякой общественной работой. Был секретарём комсомольской организации фабрики. Мне писали, что уже после моего отъезда один мой номер «Комсомольского прожектора» долго висел в Ростовском обкоме комсомола, как образец. Очень много с удовольствием занимался с местными детьми (наша комсомольская организация шефствовала над школой) – рассказывал им о Москве, о музеях и театрах, водил их в туристические походы, читал стихи, пытался привить любовь к поэзии ((и музыке. После моего переезда в Олайне я ещё долго переписывался с этими ребятами)). ...

Я через обком комсомола устроил для своих комсомольцев экскурсию в Вёшенскую (100-150 км от нашего посёлка). Нас встретила красивая ... казачка – вылитая Аксинья из романа «Тихий Дон». Она выразила явное неудовольствие по поводу нашего приезда – великий писатель работает и не надо ему мешать. После дипломатических переговоров нас усадили за стол во дворе огромного дома с высоким глухим забором, вынесли нам ящик водки, два ящика пива, какую-то очень вкусную рыбу и мочёные арбузы, пообещав, что великий пролетарский писатель выйдет к нам позже. Когда мы уже плохо узнавали друг друга, во дворе появился сильно подвыпивший мужичок, про которого все говорили, что это и есть Шолохов. Мы нестройым хором спели «Ой мороз, мороз» и «Скакал казак через долину». Смутно помню, как классик уговаривал одну смазливую комсомолку из нашей делегации пойти с ним пощупать костыль отца Григория Мелехова или саблю Григория, которой он порубал красных матросов под хутором Гремячим ... «Аксинья» оторвала классика от комсомолки и уволокла в дом. Вскоре мы все отрубились и выпали в осадок. Утром захотелось тепло попрощаться с классиком, но он к нам не вышел. Нам вынесли опохмелиться и с миром отправили восвояси. Я до сих пор так и не знаю, был ли тот пьяный мужичок на самом деле Шолоховым ...

((Однажды я чуть не убил человека. С детства я драчуном не был, всегда стремился к мирному разрешению конфликтов, кроме связанных с национальностью. Если меня задевали по этой части, срабатывала какая-то тайная пружина в моём мозгу, автоматически отключалась защита, я зверел и, не задумываясь о последствиях, лез в драку. Когда в наш поселок привозили пиво, за ним сразу выстраивалась очередь. Главной проблемой было отсутствие свободных кружек. Как-то после смены я дождался кружки и встал в очередь. Ко мне подкатился здоровенный мужик – гроза обывателей поселка. Он на всю столовую стал разоряться, что жиды пиво не пьют, и с наглой ухмылкой потребовал, чтобы я отдал ему кружку. Дальше я ничего не помню до момента, когда несколько человек с трудом отдирали меня от него. Он лежал без сознания, весь в крови, я сидел на нём, и в руке у меня была только ручка от разбитой о его голову кружки. Слава Богу, что у него оказалась голова с достаточно крепким лбом и всё обошлось без последствий. После этой стычки мои акции в Богураевке поднялись, и все три года никто не вступал со мной в дискуссии по национальному вопросу.

Осенью 1962 года я возвращался из командировки. Перед Новочеркасском поезд остановился. Впереди стояло несколько составов. Просочилась информация, что в городе стреляют. Несколько парней решили сходить на станцию в разведку. Нас задержал патруль, отобрал документы и загнал в помещение вокзала, окружёного солдатами. На площади стояли танки. Время от времени солдаты приводили перепуганных горожан – случайных прохожих. Они рассказывали разное, в том числе, что рабочие электровозостроительного и некоторых других заводов устроили забастовку, пошли колонной к горкому партии и были обстреляны солдатами. В городе начались беспорядки. идёт стрельба, а кто-то даже видел убитых и раненых. Нас продержали на вокзале часов шесть. Нам повезло – офицер, отобравший у нас документы, оказался на месте, и мы успели вернуться на свой поезд. Позже как-то (в прессе 25 лет не было ничего) стало изестно, что перед этим в Новочеркасске в магазинах полки были пусты, цены на мясо и масло существенно подняты, а на НЭВЗ резко увеличены нормы выработки. Попытка войск остановить демонстрацию стрельбой поверх голов привела к ранениям и гибели детей, наблюдавших с деревьев. Вид убитых детей до предела взбудоражил толпу. Народ пошёл к горкому партии и горисполкому, круша по пути магазины, государственные учреждения и поджигая машины. Когда толпа ворвалась в горком, было убито несколько партийных функционеров. Войскам дали приказ стрелять на поражение. Через несколько лет я случайно познакомился с офицером, который командовал там ротой. Он утверждал, что выступление рабочих не было стихийным, а было спланировано заранее и тщательно готовилось. Кем? – Этого он мне не сказал. Его воинская часть была заранее переброшена в Новочеркасск и приведена в боевую готовность за несколько дней до этих событий, с офицерами был проведён инструктаж, были заготовлены приказы. По секрету он сказал мне, что организаторы и руководители этой акции были известны, арестованы и по приговору суда расстреляны.

В конце 1962 года мне довелось в составе делегации Ростовского обкома комсомола поехать в ГДР. Эта страна потрясла меня чистотой, порядком, полными товаров магазинами и высоким уровнем жизни. В этой поездке я впервые задумался о том, почему побеждённые немцы живут лучше, чем победители. Я подумал, что наши правители знали, что делают, когда решили окружить нашу страну железным занавесом. Запомнились эмоциональные рассказы гордых собой немецких комсомольцев о том, как они за несколько дней возвели «берлинскую стену».))

... Отработав ровно три года, в ноябре 1964 года я уволился, распрощался с друзьями и уехал в Латвию. За эти три года я поверил в свои силы и понял, что я нигде не пропаду и что моё призвание – производство и работа с людьми. ...

(Стр. 41. Фото) Шахтёры – гвардия труда. *Вперёд, заре навстречу! Я после окончания Московского горного института им.Сталина Москва 1961 год. (118*178, лицо 60мм)

(Стр. 42. Фото) Степь, да степь кругом. Так выглядит посёлок Восточно-Горняцкий (Богураевка) с крыши фабрики В Донбассе, средь степи широкой Стояло старое село. В сей край заброшенный, далёкий Пижона как-то занесло...(160*84, лицо 60 мм)

(Стр. 43. 2 фото): Там, на шахте угольной... 1961-1964 год Девушки пригожие тихой песней встретили... Я и моя комсомольско-молодёжная смена.((132*79, 14 чел. (Марк и 13 девушек в рабочих комбинезонах), лица 9-12 мм;

И в забой отправился парень молодой… Богураевская опытная фабрика центробогащения. Пос. Восточно-Горняцкий Ростовской области. (142*85 мм, 3 чел. в пальто стоят на фоне террикона и посёлка, лица 5-6 мм)

(Стр.46) 11. Жизнь продолжается

Полгода я поработал инженером по телемеханике Лиеайской ТЭЦ и сети в ожидании вакансии на строящемся заводе по переработке пластмасс в Олайне под Ригой – ударной комсомольской стройке, а первого июля 1965 года стал начальником лаборатории контрольно-измерительных приборов (КИП) завода. ((В том же году я вступил в партию. Вступил по убеждению. По моим сегодняшним понятиям, гордиться тут особенно нечем, но и стыда за это у меня нет и никогда не было.)). Со всей страны в этот молодой город химиков съезжались энтузиасты и молодые специалисты. Среди них была большая группа выпускников Ленинградского технологического института. Мы подружились, эта дружба продолжается около сорока лет. Почти все мы жили в общежитии, питались коммуной. На выходные дни уходили в походы, устраивали вылазки в театры и т.д. В их числе была Галина Вертоусова, ставшая впоследствии твоей мамой. Мы с Галей и Ермолаевы устроили свадьбу в один день 28.1.1967. Свадьба получилась шумной и весёлой. Мои родители сразу и безоговорочно приняли Галю в свою семью и искренне её полюбили. Мама терпеливо учила её премудростям быть женой и матерью. К тому времени папа уже вышел в отставку и работал инженером на Лиепайской ТЭЦ. Родился ты в Лиепае. Твоего появления на свет мы все очень ждали. Дедушка с бабушкой уже созрели для внуков и были счастливы. Мы с братьями выросли практически незаметно для отца – он всё время был занят. Появление внуков стало для него откровением. А поскольку ты был первым внуком, то тебе досталось больше всех любви и нежности от моих родителей. Мы с мамой проработали на заводе пластмасс без малого 25 лет. Мама – мастером, зам.начальника ОТК, представителем Госприёмки, а я – начальником цеха экструзии. Мода на химию прошла быстро, дела на заводе шли всё хуже и хуже, Госприёмку разогнали и мама перешла на работу зам.директора в Олайнский коледж, а я в 1988 году перевёлся директором по производству на кондитерскую фабрику «Лайма», где я проработал до пенсии 13 лет.

Миша начал свою трудовую деятельность фрезеровщиком на заводе, поступил в институт, отслужил в армии (конвойные войска в Вологде), окончил институт. В октябре 1971 года на праздновании своего дня рождения Саша познакомил Мишу с Мусей Ривош. Миша – человек решительный, через неделю он сделал Мусе предложение
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Марк Лившиц Семейная хроника iconУрок-зачет в 10 классе «Мысль семейная» в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»
«…Это не роман вообще, не исторический роман, даже не историческая хроника, это хроника семейная…это быль, и быль семейная»

Марк Лившиц Семейная хроника iconАксакова Т. А. Семейная хроника : в 2-х книгах
Аксакова Т. А. Семейная хроника : в 2-х книгах / Т. А. Аксакова-Сиверс. – Париж : Atheneum, 1988., Кн. – 371 c. – Биогр сведения...

Марк Лившиц Семейная хроника iconНовые поступления 2 Сельское хозяйство 2 Общие вопросы сельского хозяйства 2
В. М. Лившиц; м-во сел хоз-ва и продовольствия Респ. Беларусь, Белорус гос с. Х акад.; [авт сост. В. М. Лившиц; редкол.: А. Р. Цыганов...

Марк Лившиц Семейная хроника iconУчебно-методический комплекс по курсу «психология семьи и семейная психотерапия»
Г. В. Старшенбаум. Психология семьи и семейная психотерапия. – М.: Ноу впо «Институт психоанализа», с. 92

Марк Лившиц Семейная хроника icon«Хроника хроника» (сюрреалистическая комедия) Действующие лица
Синегноев Бенедикт Аркадьевич, соавтор Петрушанко (калечит его своими навыками), Зося, состоит с Петрушанко в запутанной связи

Марк Лившиц Семейная хроника iconДжеймс Редфилд Селестинские пророчества Посвящаю Саре Вирджинии Редфилд
Но вот те, кому я обязан особой благодарностью: Алан Шилдс, Джим Гембл, Марк Лафоунтейн, Марк и Дебра Макелейни, Дэн Куэстен-берри,...

Марк Лившиц Семейная хроника icon22. в евангелиях по-видимому отражены достаточно развитые астрономические...
Са девятого" (Матфей 27: 45). Лука говорит: "Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло...

Марк Лившиц Семейная хроника iconТема: "Трагическая хроника эпохи в поэме А. А. Ахматовой "Реквием"
Тема: "Трагическая хроника эпохи в поэме А. А. Ахматовой "Реквием". Первый урок из двух по данной теме

Марк Лившиц Семейная хроника iconТема: "Трагическая хроника эпохи в поэме А. А. Ахматовой "Реквием"
Тема: "Трагическая хроника эпохи в поэме А. А. Ахматовой "Реквием". Первый урок из двух по данной теме

Марк Лившиц Семейная хроника iconМарк вишняк дань прошлому издательство имени чехова 1954 оглавление


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru