Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге




НазваниеЧао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге
страница1/6
Дата публикации17.08.2014
Размер0.96 Mb.
ТипДокументы
5-bal.ru > Спорт > Документы
  1   2   3   4   5   6




Марк-Жильбер СОВАЖОН

ЧАО!

Комедия в 2-х актах, 8 картинах

Перевод с французского Тамары Ерофеевой
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
КУФИСЕЛЬ.

АНТУАН МАРТИНЕ.

ГОСПОЖА МАРТИНЕ.

МИНУШОН.

ВЕНСАН.

СОФИ.
Акт 1

Картина 1

В ЗАОПМЭГе

Кабинет в помещении общества ЗАОПМЭГ (Западное акцмонерное общество по производству и монтажу электрогенераторов). Декорация, как и все декорации пьесы, простая, состоящая всего из нескольких предметов. Большой полированный стол красного дерева. На столе – аппарат внутренней связи с громкоговорителем. Перед столом – одно-два кресла. Вот и все. Стены затянуты однотонным бархатом.

При поднятии занавеса на сцене никого нет. Слышно, как стучат в невидимую дверь.

Никакого ответа. Стучат сильнее.

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ (в громкоговоритель). Войдите!
Робко входит МАРТИНЕ. Это мужчина лет 50, с малоприметной, но симпатичной внешностью. Он удивленно оглядывается, не находя, к кому обратиться. И внезапно вздрагивает при звуке голоса из громкоговорителя. Это голос шефа.

Это вы, Грамбуа?
На лице Мартине – выражение крайнего удивления. Он невольно делает едва уловимый жест отрицания.
Говорит Жером Куфисель, президент и генеральный директор.
МАРТИНЕ икает.

Садитесь в кресло!
МАРТИНЕ покорно садится.
И извольте говорить на расстоянии сантиметров тридцати пяти от аппарата! Вы здесь?

МАРТИНЕ. Да, я… гм… (Прочищает горло.) Извините, господин президент и генеральный директор, но я просто хотел бы сказать, что я не…

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ (резко). Через три часа я снова должен вылететь в Берлин. У меня нет желания спорить по пустякам! Замолчите и перейдем к делу!

МАРТИНЕ. Но, господин президент и генеральный директор…

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Бесполезно отрицать вашу вину.
МАРТИНЕ таращит глаза.
Ответственность за нормальный ход конвейера лежит на вас! Сожалею, Грамбуа, но вы не можете больше работать в нашем Обществе!

МАРТИНЕ (собравшись с духом). Но, господин президент и генеральный директор, я не Грамбуа, я Мартинè.
Тут наступает пауза, выражающая теперь уже удивление господина Куфиселя.
ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Кто?

МАРТИНЕ. Мартинè… Антуан Мартинè, заведующий отделом архивов ЗАОПМЭГа… э-э… я хочу сказать, Западного акционерного общества по производству и монтажу электрогенераторов.

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ (ворчливо). Мартинè?!.. Эта чертова мадемуазель Вюрм перепутала все досье! Прошу вас, одну секунду, Мартине… Посмотрим… Мартине… Мартине… (Ясно, что он ищет дело Мартине.) Ах, вот оно! Мартине!

МАРТИНЕ, съежившись, неотрывно смотрит на аппарат.
Мартине, Антуан-Этьен-Луи, сорок девять лет… родился в Семюр-ан-Оксуа, департамент Кот-д'Ор… Бакалавр первой и второй степени, университетских дипломов – нет; технических дипломов – нет…
МАРТИНЕ огорченно качает головой.
Жена, один ребенок…

МАРТИНЕ (с улыбкой). Мальчик, господин през…

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ (продолжает). Шестнадцать лет работает в Обществе… ответственный работник в течение семи лет… Помощник заведующего, затем заместитель заведующего, затем заведующий отделом архивов, который он совершенно дезорганизовал…
МАРТИНЕ вздрагивает.
Прошу прощения, реорганизовал! Который он полностью реорганизовал…
МАРТИНЕ вздыхает с облегчением.
Коэффициент усердия: восемнадцать и три десятых… Поздравляю, Мартине!.. Коэффициент полезного действия: восемнадцать и восемь десятых… Здесь – снимаю шляпу. Замечательно! Поздравляю, мой друг, тысячу раз поздравляю, больше того – благодарю!
Приподнявшись с кресла, взволнованный МАРТИНЕ кланяется и машинально протягивает руку к аппарату, как бы собираясь пожать руку Куфиселя.

Бесполезно говорить, как бы мне хотелось сказать вам все это лично, но я лишен этого удовольствия. У меня грипп, Мартине, и я говорю с вами, лежа в постели, по прямой линии внутренней связи, которую установило для меня наше Общество. Поверьте, мне очень жаль, что я лишен радости познакомиться с вами. Нам не приходилось в самом деле встречаться?

МАРТИНЕ. Нет, господин президент и генеральный директор. Но однажды, два года назад, мне представился случай видеть вас в течение нескольких секунд из окна моего кабинета. Вы садились в ваш «роллс».

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Ну что ж, очень жаль, Мартине! Лучший контакт между вами и мной, возможно, позволил бы смягчить удар от дурной вести, которую мне остается вам сообщить. Вы не можете больше быть сотрудником нашего Общества.

МАРТИНЕ (заикаясь). Тут, верно, какая-то… какая-то ошибка! Вы ведь только что сказали, что… что…

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Что вы исключительный работник – и это верно! Но в то же время и бесполезный, точнее, непригодный.

МАРТИНЕ (оскорбленно). Это при коэффициенте усердия восемнадцать и три десятых и при коэффициенте полезного действия – восемнадцать и восемь десятых?

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ (примирительно). Мартине, выслушайте меня, и вы сразу все поймете. Вы знаете, что для процветания ЗАОПМЭГу необходимо быть впереди всех. Мы успешно проглотили САБИК, САВАК и САБЕК. Завтра мы проглотим СИКОМАТ! Либо мы поглощаем, либо нас поглотят!

МАРТИНЕ (с отчаянием, но пытаясь понять). Господин президент и генеральный директор, надеюсь, вы не собираетесь мне сказать, что я теряю свое место, потому что являюсь превосходным служащим в процветающем акционерном обществе!

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Именно так, Мартине! Вы совершенно точно определили ситуацию!

МАРТИНЕ. Если ЗАОПМЭГ приобретает такой размах, то ему придется создать поистине гигантский отдел архива.

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Более чем гигантский, мой друг. Необъятный. Разорительный! Почти эквивалентный министерству.

МАРТИНЕ. В таком случае?..

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. В таком случае отдела архива больше не будет. Мы купили электронную машину.
Несчастный МАРТИНЕ воспринимает новость как удар палки.
ЭВМ триста один по имени Куки. Она одна за двадцать пять секунд делает ту же работу, что двадцать пять служащих за двадцать пять дней, и она не подлежит социальному страхованию.

МАРТИНЕ (с горечью). Меня вытряхнули вон – и все!

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Вы покинете ЗАОПМЭГ с высоко поднятой головой! Мосье Жоливан в виде исключения собственноручно вручит вам золотую Медаль Труда. А я берусь на предстоящем административном совете добиться для вас такого выходного пособия, что вы получите вдвое больше той суммы, которая вам причитается!

МАРТИНЕ. Спасибо, господин президент и генеральный директор. У меня будут пышные похороны!

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Успокойтесь, мой друг, успокойтесь. У вас немного шалят нервы! Вы пока еще живы! А жизнь прекрасна!
МАРТИНЕ молчит. Он, кажется, не так уж в этом убежден.
МАРТИНЕ. А может быть, вы могли бы оставить меня… (быстро) в другом качестве и с меньшим окладом, конечно… Если это не слишком сложно…

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ (важно). Это совсем не сложно, Мартине.
Лицо Мартине проясняется.
Это просто невозможно!
МАРТИНЕ мрачнеет.
Я сразу же подумал об этом, но, к несчастью, у вас нет никакого диплома!

МАРТИНЕ (робко). У меня же две степени бакалавра… обе с отметками «хорошо»…

ГОЛОС КУФИСЕЛЯ. Мой шофер – бакалавр!
МАРТИНЕ опускает голову.
Помимо всего прочего, вам сорок девять лет, согласитесь, что это неподходящий возраст!
МАРТИНЕ делает жест бессильного отчаяния.
В сорок девять лет ничего нельзя сделать! Дело – труба!
МАРТИНЕ опускает голову и больше уже ни на что не реагирует.
Посмотрите на меня – я старый директор, а обязан каждый год по три недели ухлопывать на переподготовку, чтобы не отстать! После тридцати лет работы я все еще хожу в школу, как мальчишка!..
Слышен приглушенный звонок телефона.
Извините, но мне звонят по другому телефону. Рад был поболтать с вами, Мартине, и еще раз – поздравляю! Желаю успехов, старина!
Выключает аппарат. Тишина. МАРТИНЕ встает и медленно выходит.

Одновременно гаснет свет.
Картина вторая

У Мартине

На сцене – стулья, стол, несколько кресел, маленький круглый столик на одной ножке с двумя или тремя безделушками, телефонный аппарат. Все вещи, включая телефон, не безобразные, не жалкие, скорее наоборот. В вазе букет цветов.

Г-ЖА МАРТИНЕ (лет сорока) похожа на свою гостиную. Все женщины устраивают свои квартиры соответственно своему образу и подобию. Г-ЖА МАРТИНЕ сидит в кресле и вяжет.

Сразу же после поднятия занавеса входит МИНУШОН с подносом. На котором стоит аперитив – виски и портвейн – и соответствующие стаканы. МИНУШОН – это ласковое прозвище одной из соседок Мартине. Она моложе г-жи Мартине (32-33 года), пухленькая, аппетитная, вся в ямочках, сияющая улыбкой – у нее всегда хорошее настроение.

Г-ЖА МАРТИНЕ (вяжет). Предоставляю вам хозяйничать, Минушон. Я должна закончить пройму – боюсь испортить. Мужские рукава всегда приводят меня в отчаяние! (Приветливо улыбается.) Вижу, вы великолепно справились…

МИНУШОН. Просто идеально. (Ставит поднос.) Гийом меня еще вчера упрекал! «Ты, должно быть, надоела Мартине, все время торчишь у них!..» Портвейна или виски?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Портвейна, чуточку…

МИНУШОН (наливая). Лично я предпочитаю виски. Говорят, оно расширяет сосуды… Венсан сказал мне об этом однажды вечером… (закашлявшись) … когда я случайно встретила его в лифте… Кстати, я давно его не видела… Как он поживает?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Великолепно!

МИНУШОН (восторженно). До чего же он похорошел, этот малыш! Хоть некоторые и против военной службы, но она все равно идет молодым людям на пользу, делает их мужественными. Одни плечи чего стоят! А бедра!

Г-ЖА МАРТИНЕ (забавляется). Для меня все это давно уже не существует. Венсану было девять лет, когда он решил, что отныне его мать не имеет права видеть его голым! Так что я могу только предполагать…

МИНУШОН (быстро). И я тоже, само собой разумеется, но ведь в конце-то концов это же заметно…

Г-ЖА МАРТИНЕ (мягко). Ну, безусловно. Женская интуиция.
Пауза.
МИНУШОН (отпивает виски, закуривает сигарету). Он все еще доволен своим маленьким оркестром?

Г-ЖА МАРТИНЕ (продолжая вязать). Оркестром? Вы ужасно отстали, моя бедная Минушон! Теперь, чтобы идти в ногу со временем, надо говорить «поп-группа».

МИНУШОН. Скажите откровенно, Мадлен, вы находите, что это серьезно?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Что именно?

МИНУШОН. Да то, чем занимается Венсан. Я хорошо знаю, что мы живем в чуднóе время, но все же надеяться на то, что ты сумеешь заработать себе на жизнь, барабаня по кастрюлям в компании трех лохматых человекообразных обезьян, - это же бред!

Г-ЖА МАРТИНЕ (мягко). Извините, он барабанит не на кастрюлях, а на супницах. Венсан утверждает, что в плане музыкальном кастрюли абсолютно непригодны.

МИНУШОН. Ну хорошо. Возможно, вы скажете, что я вмешиваюсь не в свое дело, но мне кажется… что в двадцать два года барабанить на супницах – это глупо!

Г-ЖА МАРТИНЕ (снисходительно). Это свободная профессия!

МИНУШОН. Откровенно говоря, Мадлен, ваш Венсан мог устроиться как-то получше…

Г-ЖА МАРТИНЕ (покачав головой). Единственный экзамен, который он выдержал, - это когда получил водительские права! Не то что его отец, который в семнадцать лет был бакалавром первой и второй степени и оба раза с отметкой «хорошо»!

МИНУШОН. Да, у Антуана прекрасное положение! Судя по всему, ЗАОПМЭГ становится чем-то грандиозным. Оплотом французской индустрии, как сказал мне Гийом!

Г-ЖА МАРТИНЕ (радостно). Вот как? Откуда он это знает?

МИНУШОН. Главный метрдотель в шикарном ресторане всегда все знает. Слушать, не зевать у каждого стола – таков их девиз!
Шум поднимающегося лифта.
(Прислушивается.) Кажется, это сюда…
Лифт приближается, и МИНУШОН машинально кладет руку на стаканы,

чтобы они не вибрировали.
(Повышая голос.) Может быть, это Антуан?

Г-ЖА МАРТИНЕ (тоже громко). Еще слишком рано!
Гул лифта, достигнув апогея, внезапно прекращается со стуком, напоминающим уличную аварию, близкую к катастрофе. Слышно, как очень сильно хлопает металлическая дверь.

(Слегка подпрыгивает.) Это Венсан! В один прекрасный день несчастная дверь останется у него в руках и домовладелец опять потребует возмещения убытков!
Открывается входная дверь квартиры.
ГОЛОС ВЕНСАНА (радостно). Жена Мартине, вы дома? Отвечайте!

Г-ЖА МАРТИНЕ. Венсан, не кричи!
Появляется ВЕНСАН. Это здоровый парень с обаятельной, открытой улыбкой.

На нем поношенная куртка, свитер, джинсы, давно утратившие форму и цвет.

Зато у него шевелюра Авессалома, каскадом ниспадающая на плечи.

ВЕНСАН. Доб веч, ма! Доб веч, Мнушон! Доб веч, все!

Г-ЖА МАРТИНЕ (сердито). Венсан, а твой парик?

ВЕНСАН. Ах да, извини! (Снимает парик, как снимают шапку, и не глядя бросает в кресло. Но даже и без парика у него густые, довольно длинные волосы.)

Г-ЖА МАРТИНЕ. Ты же обещал никогда не носить его дома!

ВЕНСАН. Ты думаешь, так просто все время помнить об этом! Давай же поцелуемся! (Быстро целует ее.) А вы, Минушон, сама свежесть, от ожидания вы ничуть не подурнели. (Приподнимает ее, вертит и, целуя, ставит на ноги.)

МИНУШОН (полушутя, полусерьезно). Неотесанный верзила! У меня будут синяки! Что я скажу Гийому?

ВЕНСАН. То, что вы ему обычно говорите!

Г-ЖА МАРТИНЕ (миролюбиво). Перестань, Венсан!

МИНУШОН. Послушать этого дуралея, такое можно подумать… Налить вам виски?

ВЕНСАН (бросается в кресло). Еще бы! (К матери.) Па вернулся?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Нет еще. Кстати, мой дорогой, как прошла сегодня репетиция?

ВЕНСАН. Экстра!

Г-ЖА МАРТИНЕ. Где вы репетировали?

ВЕНСАН. На авеню Жюно.

МИНУШОН. Вы сняли помещение?

ВЕНСАН. Чего ради? На то есть тротуары!

МИНУШОН (возмущенно). Вы играете на тротуарах? Слышите, Мадлен?

Г-ЖА МАРТИНЕ (рассудительно). Не могут же все репетировать в зале Плейель.

ВЕНСАН. Минушон, вы очаровательная женщина и как никто можете приготовить цыпленка, но ваши музыкальные представления все еще на уровне пещерного жителя!

Г-ЖА МАРТИНЕ (продолжая вязать). Венсан!

ВЕНСАН. Подождите, я сейчас кое-что вам покажу, отсталая вы личность! (Быстро выходит.)

МИНУШОН (качает головой и отпивает виски). Надо же додуматься!

Г-ЖА МАРТИНЕ (с мягкой улыбкой). Но это забавно!
Возвращается ВЕНСАН. В вытянутой руке он держит желтую с цветочками крышку от фаянсовой супницы, к ручке которой привязан кусок веревки.

ВЕНСАН. Вы знаете, что это такое?

МИНУШОН. Крышка от супницы.

ВЕНСАН. Вовсе нет. (Согнутым указательным пальцем стучит по крышке, которая издает приятный, как колокольчик, звон.) Это фа-диез! Фа-диез в старом марсельском фаянсе или старый марсельский фаянс в фа-диезе, как хотите… У меня уже были отличные фа на мустьерском фарфоре и даже фа-диезы на люневильской или страсбургской керамике, но не такого качества! (Стучит второй раз по крышке.) Ты не находишь, ма?

Г-ЖА МАРТИНЕ. В самом деле, мне кажется, здесь звучит как-то иначе, чем на других.

ВЕНСАН. Гениально – вот что это такое! Минушон, откройте ваши хорошенькие ушки и постарайтесь быть справедливой… (Снова стучит по крышке.) Разве это не музыка?

МИНУШОН. Музыка для поваренка!

ВЕНСАН. Это просто невероятно, до чего вы отсталая! Сразу видно, что у вас абонемент на фортепьянные концерты.

МИНУШОН. Вы знаете, время от времени и у них получаются неплохие фа-диезы…

Внезапно где-то с шумом заработал пущенный на полную мощность душ –

такое впечатление, точно вы находитесь в душевой кабине.

(Вздрогнула.) Душ госпожи Гранжан! Уже семь часов! (Встает.) Надо бежать к себе наверх, успеть одеться. Если я не буду готова к приходу Гийома, он сразу поднимет крик!

Г-ЖА МАРИНЕ. Вы куда-то идете сегодня вечером?

МИНУШОН. Конечно. Когда он свободен, мы ходим ужинать в ресторан. Гийом считает, что лучший отдых – наблюдать за работой другого метрдотеля… Кстати, Мадлен, у меня со вчерашнего дня осталась добрая половина пиццы. Я приготовила слишком большую. Не соблазнитесь?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Мне бы не хотелось объедать Гийома!

МИНУШОН. Он ненавидит пиццу. Я сейчас вам принесу… (Пристально смотрит на Венсана.) Подняться на два этажа – сущий пустяк для женщины!
ВЕНСАН не понимает намека.
Г-ЖА МАРТИНЕ (вставая). По-моему, Венсан немного устал. Я пойду с вами и заодно взгляну на наш новый пылесос. (Венсану.) Пожалуйста, начинай накрывать на стол, а то скоро придет отец.

ВЕНСАН (развалившись в кресле). Это не совсем отвечает моему идеалу жизни, но я все же попытаюсь чем-нибудь тебе помочь… Попутного ветра, Минушон, и наилучшие пожелания Гийому!

МИНУШОН (уязвленная). Ну что ж!.. Доброй ночи, маэстро!
Обе женщины выходят. И тут же раздается голос Минушон.
(За сценой.) Тьфу, я забыла сигареты! Сейчас догоню вас, Мадлен! (Возвращается. Она идет за сигаретами, которые нарочно забыла на столе, и исподлобья смотрит на Венсана. Быстро и тихо.) Ну спасибо! Прямо скажем: лихо же ты использовал случай!

ВЕНСАН (так же). Какой случай?

МИНУШОН (так же). Да пиццу. Я надрываюсь, готовлю огромную пиццу, чтобы дать тебе предлог подняться ко мне на десять мнут, а ты отправляешь со мной свою мамочку!

ВЕНСАН. Ах, вот оно что! Извини, я не понял!

МИНУШОН (так же). Вот как! В прошлый понедельник, когда речь шла о паштете, ты очень хорошо понял!

ВЕНСАН (так же). Паштет – это яснее!

МИНУШОН (так же). Скотина!

ВЕНСАН (так же). Бедняжка Минушон! (Целует ее в кончик носа.) Обещаю тебе, что в следующий раз буду более сообразителен!

МИНУШОН (с нежностью). Я бы очень тебе это рекомендовала, скотинка! (Выходит. Через некоторое время слышен ее голос.) Они упали под стол! Извините, Мадлен…
Слышно, как закрывается входная дверь. ВЕНСАН потягивается и без особого энтузиазма начинает ставить стаканы на поднос. Звонит телефон.

ВЕНСАН. Алло?.. Да, совершенно верно. Вам нужен… Отец или сын? Из джаза Вуппи-бойз? Считайте, что это я!.. (Удивленно.) Свободны ли мы сегодня вечером? Да, конечно. Для чего?.. Безусловно, хотим! А это где?.. У Сабины Кларьё-Манасье в Нейи улица Белькруа, двенадцать?.. Заметано! Какой этаж?.. Честный особняк?.. Так… В одиннадцать часов? Подходит. Кстати, вы, конечно, знаете наш жанр? Исключительно фаянс, фарфор и чуть-чуть ударных… Отлично! Раз это то, что вы хотите, все в порядке!.. Наши условия?.. Э-э… Лучше скажите мне ваши, так пойдет быстрее… (С радостным удивлением.) Сто тысяч старыми? По рукам!.. Да, да, Нейи, улица Белькруа, двенадцать! Замечательно! Ч ао! (Он кладет трубку и удовлетворенно насвистывает. Затем заканчивает то, что начал делать. Берет поднос.)
Шум поднимающегося лифта. ВЕНСАН прислушивается.

Лифт с уже знакомым оглушительным грохотом останавливается.

Щелкает металлическая дверь, которую на этот раз осторожно прикрывают.

(Кричит.) Это ты, па? Не закрывай дверь, ма у Минушон! Она сейчас вернется! (Выходит с подносом.)
Входит МАРТИНЕ. Мрачный и подавленный, он потухшим взглядом окидывает комнату, затем тяжело садится в кресло и застывает, неподвижно глядя перед собой.

ГОЛОС ВЕНСАНА. Выпьешь стаканчик?
МАРТИНЕ молчит, словно и не слышал.
Выпьешь стаканчик?

МАРТИНЕ (вздрагивает). Что ты сказал?

ГОЛОС ВЕНСАНА. Я спрашиваю, хочешь ли ты выпить?

МАРТИНЕ. Да, спасибо…

ГОЛОС ВЕНСАНА. Шотландского виски?

МАРТИНЕ. Все равно…
Короткая пауза. Появляется ВЕНСАН, неся наполовину свернутую и наброшенную на плечо скатерть и груду тарелок, поверх которых стоит стакан с виски. Ножи и вилки для удобства он засунул в карман. Продолжая держать тарелки, он протягивает отцу стакан с виски.

МАРТИНЕ машинально его берет.

ВЕНСАН. А еще говорят, что я ничего не делаю!.. (Ставит тарелки на кресло и с неловкостью, свойственной мужчинам, расстилает скатерть.) Все в порядке?.. День прошел хорошо?
МАРТИНЕ молчит, потом залпом выпивает виски.
Ну вот, а со мной произошел забавный случай! Представь себе, как раз перед твоим приходом мне позвонила одна девица. Кларьё-Манасье. Ты такую знаешь?

МАРТИНЕ (с отсутствующим видом). Нет…

ВЕНСАН (накрывая на стол). Во всяком случае, она, должно быть, не из тех, кто сморкается в руку! Знаешь, где она живет? В Нейи, в собственном особняке! Сегодня вечером она у себя устраивает маленький трам-тарарам и, чтобы создать атмосферу, решила пригласить Вуппи-бойз! А ведь мы ни разу не играли там. Здорово, правда? (Заинтригованный молчанием отца, смотрит на него.) Ты болен?

МАРТИНЕ. У меня мигрень.

ВЕНСАН (сердечно). Послушай, па, сейчас вовсе не мигрень вывела тебя из равновесия.
МАРТИНЕ молчит, съежившись.
(Хлопая отца по плечу.) Ты не хочешь довериться своему сыну?

МАРТИНЕ (нервно). Оставь меня в покое. Я тебе повторяю, что со мной ничего не случилось!

ВЕНСАН. Тогда почему же ты злишься?

МАРТИНЕ (раздраженно). Я не злюсь! Ты меня раздражаешь своими глупыми вопросами, вот и все! Бывают такие случаи, когда человеку надо побыть одному, правда? Ну так вот, это и есть такой случай.
Внезапно с верхнего этажа раздается голос Марии Каллас, которая исполняет

«На спокойном море». Радиола явно включена на полную мощность.

(Затыкает уши.) Этого еще не хватало!

ВЕНСАН (сложив рупором руки, кричит). Эй там, наверху! Хватит! Уже слышали!

Звук тотчас приглушается. Пластинка еще играет, но тише,

через некоторое время она совсем смолкает.

Ну вот, с этим улажено. Обычно она запускает Вагнера… Хочешь аспирину?

МАРТИНЕ. Нет, спасибо.

ВЕНСАН. Еще виски?
МАРТИНЕ молчит.
Послушай, па, только три вещи могут вывести тебя из равновесия: ма, я и ЗАОПМЭГ… Ма чувствует себя хорошо, я не хуже, чем обычно, значит, это ЗАОПМЭГ.

МАРТИНЕ опускает голову.
Так, да?
МАРТИНЕ, не поднимая головы, утвердительно кивает.
Что там случилось?

МАРТИНЕ (не в силах больше молчать, тихо). Они выгнали меня.

ВЕНСАН (потрясенный). Тебя?
МАРТИНЕ молча кивает.
Этого не может быть, тебе приснилось! Не сумасшедшие же они, чтобы бросаться такими, как ты! Ты ведь все делал, только что не подметал за собой перед тем, как уйти. Какая муха, черт побери, их укусила!

МАРТИНЕ (устало). Сокращение штатов… Они купили ЭВМ триста один.

Она за двадцать пять секунд выполняет ту же работу, которую двадцать пять служащих делают за двадцать пять дней. Отныне она будет трудиться в архиве. А я им больше не нужен…

ВЕНСАН (взбешенный). Вот как! В течение семнадцати лет ты вкалывал как вол, а теперь – до свиданья! Ну и мерзавцы же сидят в ЗАОПМЭГе!

МАРТИНЕ. Они тут ни при чем. Никто в этом не виноват…

ВЕНСАН. Виноватый всегда есть. Кто еще проводил столько времени в их коробке? Никто, кроме бюста дедушки-основателя, который торчит у них в холле. И, однако, это не помешало им выставить тебя, как будто ты ограбил у них кассу!

МАРТИНЕ. Глупости ты говоришь. Я покину ЗАОПМЭГ с высоко поднятой головой. Обычное выходное пособие мне будет удвоено, и в порядке исключения мне вручат золотую Медаль Труда.

ВЕНСАН. Позолоченная пилюля! Стоило им погладить тебя по шерстке, как ты замурлыкал!

МАРТИНЕ (вспылив). Венсан, если ты намерен продолжать в том же тоне, я лучше уйду. Куфисель не только большой промышленник, но и на редкость корректный человек. И сегодня в отношении меня он высказал особое понимание и даже дружелюбие!

ВЕНСАН. Ты находишь это справедливым?
Короткая пауза.

МАРТИНЕ (качает головой). Нет… Но это нормально, вот и все… Когда-нибудь ты тоже это узнаешь.

ВЕНСАН. Ну нет! Чтобы какой-то Куфисель дал мне пинка и я покорно собрал бы манатки и отправился бы плакать восвояси!

МАРТИНЕ (язвительно). Будь спокоен, в жизни будут ситуации почище!.. Я лишился работы. До сих пор она давала нам возможность существовать. Сейчас разом все изменилось. Придется потуже затянуть ремень…

ВЕНСАН. Я что же, значит, - лишний рот? Да? Ты хочешь, чтобы я нанялся в Иностранный легион?

МАРТИНЕ (гневно). Мне хотелось бы прежде всего, чтобы ты прекратил отпускать шутки по каждому поводу и по возможности быстрее подумал о том, как честно зарабатывать себе на жизнь! Давно пора!

ВЕНСАН. Но я же думаю! И, возможно, на этих днях я тебе сделаю приятный сюрприз…

МАРТИНЕ (холодно). Со своими супницами?

ВЕНСАН. С моими супницами!

МАРТИНЕ (удрученно). Самое печальное то, что ты в это веришь, бедный мой мальчик!.. (Смотрит на часы. Уже другим тоном.) Ну хорошо. Ты скажешь матери, что я в своем кабинете. Пишу письмо… И, главное, ни слова о нашем разговоре! Послезавтра ее день рождения. Мне хочется, чтобы он, как всегда, прошел весело. Могу я рассчитывать на тебя?

ВЕНСАН. Да, шеф. (Улыбнувшись.) Ты стóишь не золотой медали, которую хотят тебе всучить, а нимба вокруг головы.

МАРТИНЕ. Спасибо. (Идет к выходу, останавливается при виде парика, который Венсан швырнул в кресло, и брезгливо берет его большим и указательным пальцами.) В сотый раз говорю тебе, чтобы ты его держал в своей комнате! Отвратительно! Каждый раз, когда я его вижу, у меня такое чувство, точно какой-то индеец скальпировал твою мать!
Выходит, бросив парик Венсану, который ловит его на лету и засовывает в карман.

И тотчас хлопает входная дверь.
ВЕНСАН. Это ты, ма?
Входит Г-ЖА МАРТИНЕ. Она несет на тарелке пиццу.
Па в своем кабинете.

Г-ЖА МАРТИНЕ. Да, я знаю… (Ставит тарелку на стол.)

ВЕНСАН (удивленно). Откуда ты это знаешь?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Я уже довольно давно вернулась от Минушон. И стояла в коридоре.

ВЕНСАН. Почему?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Я сразу все поняла, и мне показалось, что мое присутствие ничего не улучшит, скорее наоборот… В таких случаях у женщин обычно появляется никому не нужная слезливость… (Улыбнувшись ему.) И потом, ты вел себя с ним так, как надо. Это меня успокоило…

ВЕНСАН (удивленно). Как же я себя особенно вел?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Ты его разозлил. А когда человек злится, у него уже нет желания плакать… Я бы так не сумела…

ВЕНСАН. Так ведь это уже стало моей специальностью! Как только я открываю рот, он закипает!

Г-ЖА МАРТИНЕ (инстинктивно понижая голос). За что все-таки его уволили? Я не расслышала…

ВЕНСАН. Куфисель купил электронную машину, которая все делает сама. Вроде скороварки. Это позволило ему вышвырнуть порядочно народу…
Короткая пауза.
Солидный удар, а?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Да… И не только из-за денег. Главным образом это удар по нему, по его гордости… по тому чувству справедливости, которое еще не угасло в нем… Бедный мой Антуан!..

ВЕНСАН (качая головой). К этому надо прибавить, что он не создан для драки, твой Антуан! Нынче ведь все решается очень просто. Либо ты ударишь первым, либо тебя положат на лопатки! А он ждет, когда его ударят!

Г-ЖА МАРТИНЕ. Ну, а что он мог сделать?

ВЕНСАН. В жизни у каждого есть свой час, надо только не прозевать. Был он и у отца десять лет тому назад. Когда ЗАОПМЭГ и гроша не стоило и когда случилась у них эта вонючая история с поливаленом. Кто, как не отец, нашел тогда выход из положения? Так вот, в тот момент он должен был нагнать на них страху и потребовать от Куфиселя гарантий, которые в будущем помешали бы тому делать подлости!

Г-ЖА МАРТИНЕ. Венсан! Это же был бы шантаж!

ВЕНСАН. Быть предусмотрительным – разве это шантаж?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Даже если бы твоему отцу и пришла такая мысль в голову, он никогда не мог бы на это решиться.

ВЕНСАН (мирно). Два ангелочка с пасхальной открытки – вот вы кто.

Г-ЖА МАРТИНЕ (улыбаясь). Что поделаешь, раз нам нравится быть такими…

ВЕНСАН. А какие у тебя намерения относительно па?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Никаких.

ВЕНСАН. Ты не хочешь с ним поговорить?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Только если он сам заговорит… (Улыбнувшись.) Послезавтра день моего рождения. И я тоже хочу, чтобы он прошел весело, как обычно.

ВЕНСАН. Шампанское на льду, маленькие подарки, звонкие поцелуи. Минушон в своем цветастом платье и Гийом в своем репертуаре!.. Ты уверена, что выдержишь?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Об этом не беспокойся!

ВЕНСАН (улыбаясь). А ты знаешь, в тебе что-то есть!.. Недаром ты мне понравилась, как только я тебя увидел!

Г-ЖА МАРТИНЕ. А ты мне чуточку раньше.

ВЕНСАН (смеясь). Мы созданы друг для друга, верно? (Целует ее.) Ну хорошо, теперь я исчезаю!

Г-ЖА МАРТИНЕ. Ты не будешь ужинать дома?

ВЕНСАН. Нет. Сегодня вечером я сам зарабатываю себе на жизнь. Одна девушка позвонила мне и попросила приехать к ней на вечеринку в Нейи, а мне еще надо собрать моих музыкантов.

Г-ЖА МАРТИНЕ (взволнованно). В Нейи? Надеюсь, она заплатит?

ВЕНСАН. Сто тысяч и вволю лимонада.

Г-ЖА МАРТИНЕ. Совсем неплохо!

ВЕНСАН. Извинись за меня перед па, ладно? Мне надо мчаться. Приятного вам вечера!

Г-ЖА МАРТИНЕ. И тебе тоже.
ВЕНСАН уходит. Г-ЖА МАРТИНЕ спокойно продолжает накрывать на стол.

Сзади появляется МАТИНЕ. Он курит трубку, из кармана у него торчит сложенная газета, он делает вид, что у него превосходное настроение. Подходит к жене и целует ее в шею.
Г-ЖА МАРТИНЕ. Добрый вечер, мой дорогой. Ужин будет готов только через четверть часа. У тебя будет время посмотреть газету.
МАРТИНЕ с блаженным видом садится в кресло и достает из кармана газету.

С верхнего этажа доносятся первые аккорды «Венгерской рапсодии» Листа.

МАРТИНЕ (поднимает голову). Что это такое на этот раз?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Лист, по-моему.

МАРТИНЕ. Великолепно! (Удобнее располагается в кресле, разворачивает газету.) Ты хорошо провела день?

Г-ЖА МАРТИНЕ. Очень спокойно. Я вязала. Ненадолго заходила Минушон. А у тебя все хорошо? Не очень устал?

МАРТИНЕ. В полной форме!
Они смотрят друг на друга и улыбаются.

В это время гаснет свет.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге icon«Хроника хроника» (сюрреалистическая комедия) Действующие лица
Синегноев Бенедикт Аркадьевич, соавтор Петрушанко (калечит его своими навыками), Зося, состоит с Петрушанко в запутанной связи

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге icon«Корпорация циников» (сюрреалистическая авантюрная комедия) Действующие лица
Кипер Андрей Германович – «с девушками говорит за жизнь, женщин цинично оскорбляет головоломками: типичный «сперматозоид» рассказывает...

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге icon© Валерий Николаев (Перевод с итальянского) 2011 Действующие лица: Леон Пирсин
В кафе никого, кроме двоих: боба, одиноко ужинающего за своим столиком, и леона, стоящего перед стойкой с блюдами

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconСказка о квартирном вопросе 65
Действующие лица: Молодой человек, Сотрудница 1,Сотрудница 2, Сотрудник 1,Сотрудник 2, Сотрудник 3, Кассир 1,Кассир в центре площадки...

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconЭдвард Джордж Бульвер Литтон Деньги Пьеса в пяти действиях Перевод...
...

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconКомедия в прологе и трех актах
Действие разыгрывается некоторое время спустя после сотворения мира, на горе в раю

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconИздательство Хеншель Мариус фон Майенбург Камень Перевод Анастасии...
Ханна Каждый раз, как просыпаюсь, мне кажется, что я в своей старой комнате. Открываю глаза и пугаюсь. На стенах с утра какой-то...

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconДействующие лица: Ученик, Сказительница, Сопящая Дырочка, Хромоножечка,...
Действующие лица: Ученик, Сказительница, Сопящая Дырочка, Хромоножечка, Кривомордочка, Шепелявочка, Мама, Есаул, разбойники (3 человека),...

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconКорягина Елена Сергеевна моу «с о ш №16» г. Подольск. Вечер сказочной...
Принцесса. Скучно! Тошно! Грустно! Я плачу, у меня цвет лица портится (смотрится в зеркало). Я худею (обращается к Королю). Батюшка,...

Чао! Комедия в 2-х актах, 8 картинах Перевод с французского Тамары Ерофеевой действующие лица: куфисель. Антуан мартине. Госпожа мартине. Минушон. Венсан. Софи. Акт 1 Картина 1 в заопмэге iconДействующие лица
Леандр соперник мой. Он в Селию влюблен, и путь к моей мечте мне преграждает он


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru