Реферат по спецкурсу: «История российских реформ» На тему: «Контрреформы 80-90-х годов»




Скачать 216.89 Kb.
НазваниеРеферат по спецкурсу: «История российских реформ» На тему: «Контрреформы 80-90-х годов»
Дата публикации08.05.2014
Размер216.89 Kb.
ТипРеферат
5-bal.ru > Право > Реферат

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И ИНАУКИ РОССИИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИБОРОСТРОЕНИЯ И ИНФОРМАТИКИ

РЕФЕРАТ


по спецкурсу: «История российских реформ»


На тему: «Контрреформы 80-90-х годов»

Сдала:

студентка II курса

Экономического факультета
Группы ЭФ-4(1)

Принял:

Москва – 2009 г.

Содержание:

Введение

Период 80-х — начала 90-х гг. характеризуется наступлением царизма на прогрессивные ростки, которые появились в результате реформ предшествующих десятилетий. Этот период отмечен серией реакционных преобразований, направленных на пересмотр сложившейся системы буржуазного законодательства, которые в советской историографии принято называть контрреформами. Понятие контрреформ имеет широкий смысл и включает не только реакционные законы, направленные на возврат к дореформенным политическим порядкам. Под контрреформами подразумевается весь политический курс правительства Александра III, которое повседневными административными действиями демонстрировало пренебрежение к вопросам самоуправления, соблюдению существовавшего законодательства, общественному мнению. В эти годы царизм действует не только наперекор потребностям времени, но и во многом вопреки даже интересам дворянства, которые изменились в условиях пореформенного развития. В 80-х гг. особенно заметно выступают самодовлеющие черты самодержавия, проявляется влияние бюрократических кругов. Если в предыдущий период наблюдалась внешняя готовность к реформам, даже когда их и не собирались осуществлять, то в период контрреформ правительство упрямо повторяло о своей твердости, отказе от уступок даже тогда, когда оно их фактически совершало. Еще в 70-х гг. в правительственных кругах и реакционной печати получает распространение взгляд, что все беды, и, прежде всего революционное движение, происходит от реформ. В условиях пореформенного развития стали забываться впечатления от революционного натиска середины века, сбитого отменой крепостного права и последующими реформами. На первый план выдвинулось общественное движение, питательной средой которого было недовольство реформами, точнее — недовольство их ограниченностью. Реакционные правительственные деятели делали из этого вывод, что лучший способ погасить политический канал — это ликвидировать общественный элемент в управлении страной и развернуть широкую карательную деятельность против революционеров. В обстановке спада революционной ситуации на рубеже 70—80-х гг. этот курс был обречен на провал далеко не сразу.



Глава 1. Контрреформы. Эпоха Александра III

«Я помню хорошо глухие годы России — девяностые годы, их медленное оползание, их болезненное спокойствие, их глубокий провинциализм — тихую заводь: последнее убежище умирающего века». Таким «болезненно спокойным» запомнилось это время не только О.Э.Мандельштаму, знаменитому русскому поэту, заставшему исход столетия ещё ребёнком. Таким помнили его и старшие современники поэта — очевидцы двух великих «реформенных» десятилетий, которые, не вполне разрешив старые, поставили перед Россией новые сложные проблемы. Отмена крепостного права в 1861 г. открыла целую полосу преобразований в различных сферах жизни российского общества: вводилось местное самоуправление — земское (1864 г.) и городское (1870 г.); осуществлялись судебная реформа (1864 г.), демократизация образования (1863—1864 гг.), реформа печати (1865 г.) и др. Все эти перемены, сопровождавшиеся общественным подъёмом 60-70-х гг., находились в сильнейшем противоречии с традицией «государственного давления» и всесилия бюрократии. С одной стороны, возможность свободно отстаивать свои интересы через систему представительных учреждений была нетрадиционной для русского общества. Оно привыкло отдавать первенство государственному интересу в ущерб частному, человеческому. С другой стороны, консервативное чиновничество воспринимало любое нововведение как покушение на саму идею российской государственности. И обществу, и государству потребовалось немало времени, чтобы осознать столь радикальные изменения, привыкнуть к ним, а в ряде случаев и смириться с ними.

Правление императора Александра III (1881—1894 гг.) стало своего рода исторической паузой — временем осмысления великих преобразований прежнего царствования и временем реакции, которое пришло на смену реформистскому натиску предшествующего 20-летия. В исторической науке это время получило название эпохи контрреформ.



1.1. Новая политика императора

Новый правительственный курс видимым образом отличался от реформаторской деятельности Александра II и его ближайшего окружения — либерально настроенных министров. На смену последним пришли Д. А. Толстой, К. П. Победоносцев, С. Г. Строганов, В. П. Мещерский, ставший ближайшим советником Александра III. Это были люди с иным складом ума, другими взглядами на пути развития России и роль государства. Подобная замена ключевых фигур в правительстве означала решительный отход от прежнего курса правления. Предыдущий, реформаторский, период прошёл под знаком модернизации общественного строя России. Предпринимались попытки хотя бы частично привести его в соответствие с требованиями времени, с западноевропейским опытом предоставления гражданских свобод. Наступившая эпоха предпочитала сверять время по собственным историческим часам. Именно в этот период благодаря трудам Победоносцева (1827—1907), одного из влиятельнейших деятелей нового царствования, приобретает наиболее законченные и совершенные черты российская государственная идеология, отстаивающая незыблемость самодержавия. Основная причина резкой смены правительственного курса в начале 80-х гг. XIX столетия заключалась не только в своеобразии личности Александра III и его сподвижников. Решающую роль сыграла напряжённая внутриполитическая обстановка, вызванная террористической деятельностью народовольцев, и, прежде всего убийством Александра II. Гибель императора произвела на страну ошеломляющее впечатление: Александр II стал не только царём-освободителем, но и царём-мучеником. Трагедию, разыгравшуюся на Екатерининском канале, общественное сознание связало со всей предыдущей «либеральной» деятельностью государя, «высвободившей тёмные силы», что в конечном итоге привело к страшной развязке. Воспоминания о цареубийстве предопределили отношение к революционным и либеральным силам страны не только со стороны власти имущих, но и большей части просвещённого общества, настроенного на необходимость «наведения порядка».

Продолжать начатый отцом курс будущий император был не расположен уже при восшествии на престол, хотя на второй день после гибели отца, собрав высшие чины и свиту, Александр сказал: «Я принимаю венец с решимостью. Буду пытаться следовать отцу моему и закончить дело, начатое им. Если бы Всевышний и мне судил ту же участь, как ему, то, надеюсь, вы будете моему сыну так же верны, как моему отцу». В депешах, отправленных 4 марта русским послам при иностранных дворах, было сказано, что «государь император посвятит себя, прежде всего делу внутреннего государственного развития, тесно связанному с успехами гражданственности и вопросами экономическими и социальными, составляющими ныне предмет особых забот всех правительств». В обществе о новом государе сложилось представление как о человеке либеральных взглядов, не чуждом и конституционных идей. Это поддерживало надежды на продолжение и развитие тех начинаний, к которым Александр II вернулся в последний год царствования. Однако этим надеждам не суждено было осуществиться. Царствование сына совершенно не походило на правление отца, которого Александр III ничем не напоминал даже внешне. Покойный государь был красив, обладал изысканными манерами, природной добротой и мягкостью в личных отношениях. Новый император, по воспоминаниям крупного политического деятеля С. Ю. Витте, «походил на большого русского мужика из центральных губерний, к нему больше всего подошёл бы костюм: полушубок, поддёвка и лапти... он не был красив, по манерам был скорее более или менее медвежатый; был очень большого роста, причём при всей своей комплекции он не был особенно силён и мускулист, а скорее был несколько толст и жирен». Александр Александрович ни в детстве, ни в ранней юности не рассчитывал на российскую корону. Законный наследник престола — его старший брат Николай Александрович — скончался на 22-м году жизни от туберкулёза. Александр Александрович был объявлен цесаревичем в 20-летнем возрасте, т.е. будучи уже вполне сформировавшимся человеком. Выросший в офицерской среде, великий князь не получил образования, которое подобает иметь будущему императору. Оставляли желать лучшего и особенности воспитания юноши. В своё время у его отца были великолепные наставники, в том числе известный русский поэт В. А. Жуковский, стремившийся к тому, чтобы из его питомца вырос всесторонне образованный, гуманный государь, заботящийся о благоденствии народа. Победоносцев, духовный наставник Александра Александровича, относился к воспитанию в духе Просвещения, по меньшей мере, подозрительно. Да и сам ученик не отличался особыми дарованиями. «Император Александр III, — писал Витте, — был совершенно обыкновенного ума, пожалуй, можно сказать, ниже среднего ума, ниже средних способностей, ниже среднего образования...». Правда, у императора был «громадный характер, прекрасное сердце», но этого явно не достаточно для государственного деятеля. Добрый семьянин и консерватор, Александр ЙЙЙ считал патриархальность лучшим образом жизни и мысли для всех граждан своей страны. Сам он попытался стать строгим, но справедливым отцом для подданных и того же ждал от чиновников, помещиков, церкви. Недостатки, впрочем, своеобразно возмещались упрямством, а также силой и твёрдостью его характера. Эти качества дали знать о себе в первые же месяцы правления. После непродолжительных колебаний и лавирования между двумя противостоящими политическими группировками — «либеральной» и «охранительной» (возглавляли их соответственно М. Т. Лорис-Меликова и К. П. Победоносцев) — Александр III склонился на сторону последней. Уже в марте был «похоронен» конституционный проект министра внутренних дел Лорис-Меликова, предполагавший введение общероссийского представительного органа. (Александр II дал согласие рассмотреть проект за несколько часов до своей трагической гибели.) В опубликованном 29 апреля 1881 г. царском манифесте, составленном Победоносцевым, заявлялось о решимости «стать бодро на дело правления, с верою в силу и истину самодержавной власти», которую император призван «утверждать и охранять для блага народного от всяких на неё поползновений». Формулировались основные принципы внешней и внутренней политики: сохранять порядок и крепкую власть, соблюдать справедливость и экономию, возвратиться к исконно русским началам и повсеместно обеспечивать исконно русские интересы. С конституционными мечтаниями было покончено. В России повеяло холодом.

Александр II начинал своё царствование с уничтожения военных поселений, разрешения свободной выдачи заграничных паспортов, ослабления цензурного гнёта, амнистии в отношении политических заключённых и т. п. Первые мероприятия правительства Александра III подтвердили решимость властей твёрдо проводить провозглашенный в манифесте «охранительный» курс: 14 августа 1881 г. было принято «Положение о мерах к охранению государственной безопасности и общественного спокойствия». Теперь в любой губернии разрешалось вводить чрезвычайное положение «для водворения спокойствия и искоренения крамолы». Любого ее жителя могли подвергнуть аресту, сослать без суда на пять лет, предать военному суду. Губернаторы получили право закрывать органы печати, торговые и промышленные предприятия, учебные заведения; приостанавливать деятельность земств и городских дум. Изданное как «временное», сроком на три года, это «Положение» постоянно возобновлялось и действовало вплоть до 1917 г.

Мероприятия правительства Александра III, получившие название контрреформ, заключались в пересмотре многих достижений предыдущего курса в таких важнейших сферах жизни российского общества, как земство, городское самоуправление, суд, образование и печать.

1.2. 3емство

В 1864 г. началось создание земских учреждений. Это означало возрождение древнего земства с его идеей народного представительства и независимыми от центральной власти органами самоуправления. Роль последних была сведена на нет ещё на исходе XVII в. По новому «Положению о губернских и уездных земских учреждениях» 1890 г. земство было преобразовано. Дворянство получило возможность избирать большую часть выборных земских деятелей — гласных (около 57%). Имущественный ценз (минимальный уровень доходов, дающий право представителю того или иного сословия участвовать в деятельности земских учреждений) понижался для дворян и повышался для городского населения. Крестьяне вообще потеряли право выбирать гласных, так как теперь их назначал губернатор из среды крестьянских выборщиков — лиц, уполномоченных крестьянскими обществами участвовать и выборах.

Вновь избранные земские гласные утверждались губернатором, что ставило земские учреждения под жесткий контроль государства. Фактически это перечеркивало главную идею земства — независимость от органов государственной власти и царя в решении вопросов местного самоуправления. Смысл земской контрреформы состоял в том, чтобы свести на нет возможность участия в работе земских органов «случайных» (нежелательных для режима) людей, увеличить представительство дворян — опоры трона и в конечном итоге сделать земства лояльными по отношению к самодержавной власти. Во всех этих мерах отразилось противостояние царя и дворянства демократическому русскому земству («земле», «люду») — противостояние, уходящее в самую глубь российской истории.

1.3. Городское самоуправление

Городская контрреформа преследовала точно такие же цели, как и земская: ослабить выборное начало, сузить круг вопросов, решаемых органами городского самоуправления, и расширить сферу правительственных полномочий. Согласно новому городовому положению 1892 г., имущественный ценз, дававший право участвовать в выборах, повышался. В результате число избирателей в Москве, например, сократилось в три раза. Из законодательства изымалось положение о том, что городские думы и управы действуют самостоятельно. Закреплялось вмешательство царской администрации в их дела. Правительство получало право не утверждать официально избранного городского голову — председателя городской думы. Количество заседаний последней ограничивалось. Таким образом, городское самоуправление было по сути дела превращено в разновидность государственной службы.

1.4. Суд

Судебная система России — наиболее удачное детище отстранённых от власти реформаторов — не претерпела в это время каких-либо значительных изменений. Судебные уставы 1864 г. продолжали успешно действовать. Однако в судопроизводстве по политическим делам гласность ограничивалась: публикации отчётов о политических процессах запрещались. Из ведения суда присяжных были изъяты все дела о насильственных действиях против должностных лиц. Существенные изменения произошли в низовых судебных органах. Мировые суды, которые помимо разбора мелких дел решали спорные вопросы между крестьянами и помещиками, были в основном ликвидированы. Сохранились они только в трёх крупных городах — Москве, Петербурге и Одессе. Мировые судьи заменялись земскими участковыми начальниками, должности которых предоставлялись исключительно дворянам с высоким имущественным цензом. В отличие от мирового суда, на который возлагалось достижение согласия между крестьянами и помещиками, земские начальники все спорные вопросы решали единолично, с оглядкой на местную государственную администрацию.




1.5. Образование

Поскольку студенчество считалось главным источником вольнодумства, рассадником республиканских идей и всякого рода смуты, российские университеты стали одной из первых жертв охранительного курса. Новый университетский устав 1884 г. упразднял их автономию. Был ликвидирован университетский суд, запрещены любые студенческие объединения. Преподаватели, избранные учёными советами, обязательно утверждались в должности министром просвещения. Всей университетской жизнью теперь руководил государственный чиновник — попечитель учебного округа: он назначал деканов (одна из высших выборных должностей университета), обладал правом созывать учёный совет, присутствовать на его заседаниях, наблюдать за преподаванием. Государство не забыло напомнить студентам и об «обязанности по выполнению воинского долга»: льготы по призыву в армию для лиц, имеющих высшее образование, были ограничены, а минимальный срок военной службы увеличен. Вдохновителю и главному организатору контрреформ в сфере образования графу И. Д. Делянову (1818—1897), министру народного просвещения с 1882 г., принадлежит и авторство печально знаменитого циркуляра «о кухаркиных детях». В этом документе рекомендовалось ограничить поступление в гимназии и прогимназии «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одарённых необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». В средние и высшие учебные заведения сокращался приём лиц еврейской национальности. Каких-либо реальных последствий циркуляр, впрочем, так и не возымел, оставшись в истории российского образования примером исключительной ограниченности государственных чиновников.
1.6. Печать

Первый опыт свободы слова прервался после утверждения в августе 1882 г. новых «Временных правил о печати» (которые стали постоянными). Администрация получила право закрывать любые газеты и журналы лишать издателей и редакторов права на продолжение профессиональной деятельности. Редакции обязывались раскрывать псевдонимы своих авторов по требованию властей. Усилилась цензура. В соответствии с новым законодательством в 1884 г. прекратил существование ненавистный правительству журнал «Отечественные записки», редактором которого был М. Е. Салтыков-Щедрин. Зато процветала газета М. Н. Каткова (1818—1887) «Московские ведомости». Именно на 80-е гг. приходится заключительный период деятельности этого известного русского публициста, в своё время слывшего либералом и много сделавшего для расширения круга дозволенных к обсуждению в печати вопросов. Но с середины 60-х гг., а особенно после установления нового правительственного курса при Александре III, Катков немало способствовал усилению охранительного духа и нетерпимости в стране власть имущих. Обладая большим публицистическим талантом и репутацией либерала, он сумел заронить в умы своих читателей сомнение в необходимости продолжения реформ, объявленных им в целом как «неудачные»: «Ещё несколько месяцев, быть может, недель прежнего режима, — писал он по случаю манифеста 29 апреля 1881 г., — и крушение было бы неизбежно».

Глава 2. Политика контрреформ

Таким образом, уже к середине 80-х гг. сложилась реакционная концепция контрреформ, которая основывалась на традиционных догмах:

а) божественное происхождение самодержавия и божественный промысел как основа его политики, противопоставляющиеся планам политических реформ;

б) полная централизация власти;

в) осуждение земского и городского самоуправления, как не соответствующие условиям русской жизни;

г) шовинизм; интересы дворянства рассматривались в традиционном понимании (в качестве типичной фигуры представлялся помещик- крепостник).

Первые шаги государственной деятельности Александра Ш были впечатляющими. Была значительно усовершенствована карательная система, что позволило окончательно разгромить внутренне ослабленную «Народную волю». Уже в августе 1881 г. было утверждено «Положение о мерах к сохранению государственной безопасности и общественного спокойствия». Этот документ расширял полномочия губернаторов и давал им право вводить чрезвычайное положение на неограниченный срок и проводить любые репрессивные акции. Возникли «охранные отделения», находившиеся в ведении жандармского корпуса, деятельность которых была направлена в первую очередь на подавление и пресечение любой деятельности, прямо или косвенно связанной с изменением существующего строя и порядка.

В августе 1882 года были приняты меры по ужесточению цензуры. В 1883-1884 годах прекратили существование все радикальные и многие либеральные периодические издания. В этом же году издается циркуляр о средней школе, в котором предусматривалось усиление дисциплинарных наказаний, а в 1887 году вышел в свет циркуляр, получивший название «указа о кухаркиных детях». В нем открыто говорилось о запрете приема в гимназии «детей кучеров, лакеев, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей». Вводится новый университетский устав (1884 год), который фактически ликвидировал автономию университетов, выборные должности ректора, декана, профессора стали назначаемыми, причем учитывалась политическая благонадежность соискателей этих должностей. При поступлении в университет требовалась характеристика о благонадежности, плата за обучение возрастала. Из университетов увольнялись известные профессора с прогрессивными взглядами. Фактически ликвидировалось женское высшее образование.
2.1. Земская и городская контрреформы

На рубеже 90-х годов XIX века правительством Александра III были приняты реакционные законы, которые сводили на нет реформы самоуправления: сохранилась и закрепилась крестьянская сословная обособленность, а власть передавалась должностным лицам из числа местных помещиков, соединявшим в своих руках судебную и административную власть. Новое Земское уложение и Городовое положение не только значительно урезали самостоятельность местного самоуправления, но и в три-четыре раза уменьшили число избирателей, которые к тому же делились строго по сословному признаку. Правда, не удалось изменить реформированную судебную систему, были проведены лишь незначительные дополнения в деятельность судов.
2.2. Контрреформы в социально-экономической сфере

Реакционность правительства Александра III проявилась и в социально-экономической сфере. Попытка защитить интересы разоряющихся помещиков привела к ужесточению политики по отношению к крестьянству, в результате которой, с целью недопущения возникновения сельской буржуазии, ограничивались семейные разделы крестьян и ставились препоны отчуждению крестьянских наделов. Однако правительство в условиях осложняющейся международной обстановки не могло не поощрять развитие капиталистических отношений, и в первую очередь в области промышленного производства, хотя делало это не очень последовательно. Приоритет отдавался предприятиям и отраслям стратегически важного назначения. Проводилась политика их поощрения и государственной защиты, что фактически превращало их в монополистов. В результате этих действий нарастали угрожающие диспропорции, которые могли привести к экономическим и общественным потрясениям. Реакционные преобразования 1880-1890-х годов получили название контрреформ. Их успешное проведение было обусловлено отсутствием в русском обществе сил, которые были бы способны создать действующую оппозицию политике правительства. Своих целей контрреформы не достигли: общество было уже невозможно остановить в его развитии. В довершение ко всему они крайне обострили отношения между властью и обществом.



Глава 3. Оценки контрреформ в исторической науке

На исходе царствования Александра II-го и особенно с началом правления Александра III-го охранители перешли от позиции своеобразного сочетания успокоения и реформ к защите социального и политического статус-кво. В идеологии консерваторов теперь выделялись такие черты, как стремление ничего не менять, боязнь любых перемен, отказ от признаваемых теперь ошибочными большинства реформ 60-70-х гг.. По многим политическим и социальным вопросам охранители занимали теперь позицию, прямо противоположную недавней деятельности.

Это тем более может показаться странным, учитывая, что большинство влиятельных деятелей времени Александра III-го, вошедших в историю под именем “реакции 80-х гг..” или “эпохи контрреформ”, были представлены все теми же именами охранителей 60-70-х гг.. - М.Н.Катковым, К.П.Победоносцевым, Д.А.Толстым и др. Однако делать из этого выводы о сложности психологии русских консерваторов “вдруг” повернувших к реакции, совершенно не следует. Резкий поворот от умеренных реформ к стремлению усилить административную власть объяснялся конкретной исторической обстановкой, в которой пришлось действовать правым. В конце 1870- нач.1880-х гг.. в России складывается “вторая революционная ситуация”. (Хотя в наши дни модно опровергать Ленина, но уж в революциях-то он разбирался!) Страну охватывает волна крестьянских выступлений, почти все университеты охвачены студенческими беспорядками, активизируется земское либеральное движение, некоторые деятели которого открыто потребовали созыва учредительного собрания, оппозиционные настроения охватили славянофилов, крайне раздраженных итогами русско-турецкой войны 1877-78 гг.., выступивших с резкой критикой всего внешнеполитического курса России (речь И.Аксакова в Московском славянском комитете) и, наконец, развернулась террористическая деятельность народовольцев.

За один 1880 г. появилось множество проектов обустройства России самых различных авторов. Князь В.П.Мещерский опубликовал книгу с четким названием «Что нам нужно». В начале февраля граф П.А.Шувалов подал царю записку с предложением лишить нигилистов сочувствия в общественном мнении, для чего следует созвать представителей прессы и предложить им от имени монарха объявить «беспощадную войну нигилизму». Сподвижник Каткова Е.М.Феоктистов справедливо назвал это предложение «детским лепетом», но показательно само обращение внимания охранителей на значение общественного мнения. Кстати, «бархатный диктатор» Лорис-Меликов именно так и попытался делать, пригласив к себе редакторов ведущих петербургских газет и журналов и призвал их поддержать в прессе меры правительства по борьбе с нигилистами.

17 февраля 1881 г. Александр II приказал Лорису подготовить правительственное сообщение о создании этих комиссий. 1 марта 1881 года готовый проект был одобрен императором, который всего лишь через два часа был смертельно ранен народовольцами. В период в 1 марта по 29 апреля 1881 года был одним из самых драматичных и переломных в русской истории. Останется ли Россия самодержавной монархией или бросится в неизведанные преобразования и перестройки, чреватые народнической революцией под социалистическими лозунгами - все это теперь зависело в громадной мере от одного человека - только что вступившего на престол Александра III. Новый император колебался, не решаясь ни одобрить, ни отвергнуто лорисовскую конституцию, ближайшие советники и министры также не могли придти к единому мнению. Решающая схватка между охранителями и конституционалистами произошла на совещании высших чинов Российской Империи 8 марта 1881 г. Большинство участников совещания, включая влиятельных министров Д.А.Милютина, П.А.Валуева, Д.М.Сольского, А.А.Абазу, Великого Князя Константина Николаевича (председателя Государственного Совета) выступили в поддержку проекта Лорис-Меликова. Однако победа осталась за консервативным меньшинством. Главную роль в успехе охранителей сыграл обер-прокурор Святейшего Синода К.П.Победоносцев, бывший воспитатель молодого царя, выступивший с большой темпераментной речью не сколько против лорисовского проекта, а против конституционного принципа вообще. 29 апреля 1881 года по всей империи был оглашен Высочайший манифест, суть которого сводилась, если убрать все традиционные тяжеловесные словесные обороты, к тому, что «Богу.... благоугодно было на Нас (Александра III-го) возложить священный долг самодержавного правления». Провозглашение незыблемости самодержавия означало отказ от всяких конституционных поползновений. Либеральные министры Лорис-Меликов, Абаза, Милютин ушли в отставку.

Оставалось еще подавить революционное движение. Для борьбы с ним охранители использовали не только всю мощь карательного аппарата государства, но как и в случае с «Письмами» Р.Фадеева, прибегали к нелегальным действиям. Ближайшим аналогом «Священной Дружины» могут считаться латиноамериканские «эскадроны смерти» или контртеррористические «бригады анти-ОАС» в голлистской Франции начала 1960-х гг. Деятельность «Священной Дружины» оказалась малоэффективной. Это объяснялось, во-первых, тем, что в «Дружину», как и в любую другую создаваемую сверху организацию, по признанию С.Витте, «направилась всякая дрянь, которая на этом желала сделать карьеру». Во-вторых, состоящая из дилетантов, организация не могла в борьбе с революционерами тягаться с профессионалами из Охранного отделения. Просуществовав один год, «Дружина» была распущена в конце 1882 г., когда революционное движение было в основном подавлено. Итак, рубеж 70-80-х гг. является важной вехой в истории русской правой XIX столетия. Охранителям в борьбе с крамолой пришлось действовать, применяя все, в том числе и нелегальные методы борьбы, видимо, не надеясь на мощь и благонадежность государственного аппарата. В области же политической в 80-90-ые гг. действительно наблюдался отход от многих либеральных новшеств прежнего царствования, что нашло отражение в усилении административной власти на местах, пересмотре правового положения земств, укрепление совершенно архаичной для того времени сословности, попытке пересмотра судебных уставов и т.п. Но и здесь речь шла лишь о корректировке курса, а не об «отмене» Великих реформ.

И наконец, нельзя переоценивать роль «идейных» правых и при проведении реформ и контрреформ. При самодержавной монархии, за которую боролись охранители, не может быть правящей партии, и вся полнота власти оставалась у самодержца, а все посты в правительственной администрации находились у чиновной бюрократии, не имевшей своего лица и всегда готовой к выполнению любых предначертаний вышестоящего начальства.

Заключение
Все мероприятия, проводимые в противовес предыдущим реформам, обладали одной общей ярко выраженной чертой. Государство, построенное по принципу пирамиды, вершиной которой является императорский трон, стремилось ничего не оставлять вне своего контроля. Отсюда и всегдашнее стремление властей повсюду иметь за всем следящего и всем руководящего «государева чиновника – будь то губернатор, земский начальник, цензор или попечитель учебного округа. Это стало итогом развития российской самодержавной государственности, достигшей при Александре III своей вершины.

Не следует думать, что ужесточение контроля со стороны государства было следствием недобрых намерений людей, озабоченных лишь тем, чтобы удержать власть в своих руках. Напротив, представление о сильной государственной власти как единственном условии самосохранения общества исходило от деятелей, искренне заботившихся о спокойствии и благе России. Одним из них был Победоносцев, всесильный обер-прокурор Синода, детально разработавший идею русской национальной государственности.

Правительство Александра III считало, что реформа должна лишь следовать за жизнью, а не менять её. Приверженцы охранительного курса полагали, что Россия ещё не готова к тем преобразованиям, которые проводил в жизнь Александр II. Поэтому 80-е – начало 90-х гг. ХIXв. Запомнились современникам как пора выжидания, затишья, «болезненного спокойствия». «Болезненного» потому, что Россия требовала продолжения реформ.

Реальные итоги контрреформ в полной мере дали знать о себе тяжелейшими социальными потрясениями в начале XX в. Однако в последние годы ХIХ в., на исходе царствования главного «контрреформатора» Александра III, власти предержащие могли быть довольны: основные цели, намеченные в царском манифесте 1881 г., казались достигнутыми или близкими к достижению. Самодержавие находилось в зените, территория империи увеличивалась за счёт завершившегося присоединения среднеазиатских земель, международное положении России упрочилось, а внутренний мир, хоть и прозрачный, всё же поддерживался. И лишь два крупных события омрачили последние годы царствования Александра III. Они приподняли завесу над реальным положением вещей в империи. Неурожай и голод 1891 г., а также последовавшая вскоре эпидемия холеры обнаружили неспособность государства справляться с результатами стихийных бедствий, страшную и безысходную нищету народа.

Однако спокойствие и тишина уходящего века не означали молчания, некоего исторического провала, упадка. Жизнь вопреки диктуемым ей правилам, продолжалась, заставляя каждого совершать собственный неповторимый выбор. Прислушаться к тишине этой эпохи стоит хотя бы потому, что именно в последние десятилетия XIX столетия росли и воспитывались люди, которые в недалёком будущем станут вершителями судеб России.

Александр III скончался осенью 1894 года от болезни почек, усилившейся из-за ушибов, полученных во время железнодорожной катастрофы под Харьковом, и постоянного неумеренного употребления спиртного. Он похоронен в Петропавловском соборе.

Список используемой литературы:


  1. Великие реформы в России: 1856-1874 гг. М.,2005.

  2. Герасименко ГА. Земское самоуправление в России. М.,2003.

  3. Клейн В.С. Россия между реформой и диктатурой (1861-1920) // Вопросы истории. 2004. № 10-11.

  4. Яковлев А.И Александр 11 и его эпоха. М., 2002.

  5. “Революция сверху” Н.Эдельман, М., 2008г.

  6. “Отмена крепостного права в России” П.В.Зайончковский, М., 2006г.

  7. “История России конец XVII – XIX в.” В.И.Буганов, П.Н.Зырянов, М., 2003г.

  8. “Экономическое положение крестьян в Европейской России”

  9. А.М.Анфимов, М., 2001г.

  10. “Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х г.г.” В.Г.Чернуха, Л., 2008г.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Реферат по спецкурсу: «История российских реформ» На тему: «Контрреформы 80-90-х годов» iconИстория российских заповедников// "Биология". – 2000. №40: изд дом "Первое сентября"
Горяшко А. История российских заповедников// "Биология". – 2000. №40: изд дом "Первое сентября"">