Конкурс «действующие лица – 2011»




НазваниеКонкурс «действующие лица – 2011»
страница8/10
Дата публикации08.01.2014
Размер0.89 Mb.
ТипКонкурс
5-bal.ru > Право > Конкурс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Сидоров: - Зачем произошла такая антиобщественная выходка с вашей стороны, в виде гнусной словесной татуировки (издевательски), дорогой вы наш Вадим Вадимович? Почему речь идёт о Государственной Думе и нищих, именно, Тульской области? Кому вы передали это письмо? Каким образом?

Хламов: - Раньше, во времена совдепии, наши киношники выпускали киножурнал для ребятишек под названием «Хочу всё знать!».

Сидоров: - Причём тут какой-то киножурнал под названием «Хочу всё знать!».

Хламов: - При том, что ты тоже всё хочешь знать. Но даже философ Сократ не всё знал, и по этой причине находился всегда в подавленном состоянии.

Сидоров: - Не уходи в сторону! Сократы, Платоны, Диогены!.. Им не торчать на зоне вместо тебя! Так что, подумай о своей судьбе, Хламов! Будешь честным и откровенным, тогда, может быть, тебе скостят срок. Отсидишь, к примеру, не триста лет, а двести восемьдесят семь.

Хламов: - Вы - очень добрый и отзывчивый человек, господин Сидоров, Варан Гартанович. Очень тёплая… прямо душевность с вас таки и прёт. Хорошо. Я скажу. Этой наколке почти двадцать лет. Мой папа, когда началась перестройка, сделал мне её для того, чтобы отдать в руки добрым людям. Это был пароль, по которому…

Сидоров: - Говорите, гражданин Хламов, говорите! Дело начинает принимать новый оборот. И где же ваш папа?

Хламов: - Он не успел меня, в моём десятилетнем возрасте, никуда и никому передать. Ему срочно надо было бежать… от новых веяний. А моему папе, как я понял, не нужна была искромётная и вдохновенная погоня за ним. Вот он, как бы, исчез. Наверняка, его уже нет на белом свете. Дальше говорю, Сидоров! Слушай! Начался раздел народного имущества, а он, мой папаня, кое-что уже имел и многое умел… Так вот, я и попал в детский дом. А папа…

Сидоров: - А ваш, извините за откровенность, гнусный папа, исчез с поля зрения наших доблестных правоохранительных органов. Наверняка, сотни раз менял свою настоящую фамилию, имя и отчество. Бросил сына, чтобы спасти свою шкуру. Да, вряд ли, спас. Вы правы. Таких быстро зарывали на обочинах дорог… неизвестные хулиганы.

Хламов: - И сейчас успешно зарывают… и тоже очень не известные хулиганы. Но не стоит тебе, Сидоров, так не лучезарно отзываться о моём папе.

Сидоров: - А что ты мне сделаешь?

Хламов: - Для начала разобью о твою дурную башку монитор от компьютера. Мне ведь какая разница – триста лет торчать на зоне или четыреста. У меня за этим дело не станет. Я весь в папу. Крутой. Слово дворянина и полковника! Я так и поступлю.

Сидоров (опасливо встаёт с места, выходит на середину кабинета): - Какой ты теперь, к чёрту, дворянин! Ключи от квартиры, особняка, гаража немедленно положите на стол, гражданин Хламов! Всёго вы лишаетесь! Со временем, документы переоформим. На другого человека. На более достойного, чем вы.

Хламов (выкладывает ключи на стол): - Пожалуйста! Можешь засунуть их себе… в ноздрю! Обратите внимание, я сказал, в «ноздрю», а ведь мог посоветовать вам спрятать их гораздо глубже. Культура! Она во мне от папы, который сбежал.
В кабинет входит, счастливая и воодушевлённая, Свардунг. Садится в одно из кресел.
Свардунг: - Я всё уладила с ёжиком Пуликом. Нормально. Господа, а почему вы такие пасмурные (с удивлением). Какие-то у вас обоих проблемы? Почему, господа, вы такие серьёзные и озабоченные?

Сидоров (садится, угрюмо): - Проблемы есть. Но успокойтесь, Марионелла Моисеевна. Эти проблемы возникли не у вас, а вот у данного гада и, частично, у меня лично. Теперь я их исправляю.

Свардунг (в растерянности): - Какие-то новые указания поступили от самого… Виталия Тимуровича? Что же произошло, Вадик… Вадим Вадимович? Может быть, хозяину не понравилась ваша мила татуировка на вашей левой ягодице?

Хламов: - Вот именно! Тут Сидоров вешает на меня такое…

Сидоров: - Я ничего не вешаю! Дело в том, что нет ни какого ёжика Пулика в природе!

Свардунг: - Конечно, нет. Если он умер, то, понятно, граф, его больше нет… с нами. Я тоже уже успела привыкнуть к бедному… ежику Пулику.

Сидоров: - Он, этот колючий Пулик, придуман, как одна из сказок «Тысячи и одной ночи». Народный… такой, фольклор, Марионелла Моисеевна. Но не в ёжике заключается самое главное. Пулик – только присказка, а сказка – впереди.

Свардунг: - Не пугайте меня, господин Сидоров! Скажите быстрее, в чём загвоздка.

Сидоров: - В его вот заднице, точнее, в заднепроходном отверстии, данного негодяя.

Свардунг: - Как? Ведь там всё… неплохо. И рядом тоже.

Сидоров: - Не знаю, как там, и рядом, и не рядом! Но вместо гражданина Хламова медицинскую комиссию проходил другой… уважаемый господин. Очень явный факт, который теперь скрыть просто невозможно. Да и не нужно. Всех экстремистов и нарушителей закона на чистую воду и на зоны!

Хламов: - Он бредит, княгиня! Сидорова, скорей всего, очень часто в детстве били по голове. Теперь он несёт вздор.

Свардунг (озабоченно, хватаясь руками за голову): - Боже мой! Я всё поняла. Совершенно всё! Как же вы могли обмануть нас, Вадим Вадимович! Вместо вас свой производственный… инвентарь показывал специалистам совсем другой человек. А вы… Получается, что вы – экстремист, и теперь мы… не очень скоро увидимся (решительно). Я гневно осуждаю ваш опрометчивый и антиобщественный поступок!

Хламов: - От имени народа?

Свардунг: - Да! От его имени! У меня прадедушка был простым… сапожником.

Сидоров: - Вы ведь помните, княгиня, что подобный случай уже здесь несколько лет тому назад произошёл. Так того мерзавца… экстремиста упекли. На пожизненный срок. Вот так-то!

Свардунг: - Помню, граф. Было такое. И мне больше сказать нечего. Вы правы, как всё это не печально.

Хламов: - И вы туда же, госпожа Свардунг?

Свардунг: - А что вы от меня желали услышать другое, гражданин Хламов. Я теперь не сомневаюсь, что у вас в сумке, у швейцара, в шкафчике, храниться окровавленный топор и, может быть, гранатомёт системы «РПГ». И вы, как-то, сюда всё это… пронесли? Вы опасный человек! Нам с вами не по пути!

Сидоров: - Я и не ожидал от вас, княгиня, другой реакции на происходящее. Вы настоящий гражданин нашей замечательной и пока ещё богатой страны. Думаю, разговор завершён (Хламову). Вставайте, любезный… проходимец и экстремист, и на выход! Там уже, наверняка полиция, прокуратура и понятые… собрались. Надо же нам пересчитать и вписать всё то в реестр, что вы сюда пронесли. Наглым и отчаянным образом!
Всё трое встают с мест. Хламов с грустью почёсывает голову. Он понимает, что это… конец не только его карьеры, но и начало… новой жизни. Но вдруг у него в кармане звонит мобильный телефон. Он достаёт его из кармана, прикладывает к уху. На него осуждающе смотрит Сидоров.
Хламов (разражено): - Я же имею права, в конце концов, проститься со своей женой Машей! Может быть, мы не скоро с ней увидимся.

Свардунг: - Пусть проститься. Мы – члены партии «Единая Россия», а значит – гуманисты.

Сидоров: - Да! Пускай прощается! И побыстрей! Нам даже выгодно зафиксировать данный звонок. Наверняка его Маша в сговоре со своим муженьком, отпетым негодяем и наглым… экстремистом.

Хламов (говорит в телефон): - Да, Маша, слушаю (пауза)! Что? Вы не Маша? Не моя жена (пауза). Ну, да. Голос у вас мужской. У моей Маши не такой… бас. Чуть помягче. Но я не давал вам номера своего мобильного телефона (пауза). Понимаю. Для вас всё возможно (пауза). Тогда объясните, Виталий Тимурович, вашему… Сидорову, что я не шпион и не экстремист. А то он тут… понимаешь, уже набил мысленно и с радостью мою дорожную сумку наркотиками и прочими… безделушками (пауза). Разберётесь? Хорошо. Вы ему перезвоните?
Сидоров и Свардунг на цыпочках проходят к столу, садятся в кресла.
Сидоров (очень тихо): - Не может быть, чтобы наш Виталий Тимурович лично позвонил этому мерзавцу… то есть, я хотел сказать, нашему дорогому виконту Вадиму Вадимовичу.

Свардунг: - Вполне, может быть. Наш Виталий Тимурович очень демократичен, когда пожелает этого.

Хламов (продолжает телефонный разговор): - Мне очень приятно, что вам понравилась шутка насчёт моего ёжика Пулика. И ещё это… наколка на моей левой ягодице, которую когда-то сделал мой папа. Вам тоже очень понравилась? Я очень благодарен вам за то, что… (пауза). Я ведь не заслужил таких наград. Хорошо. Перечисляйте, Виталий Тимурович (пауза). Чего я хочу? Я сейчас очень хочу, чтобы среди обнаруженной взрывчатки и прочего в сумке у Сидорова нашли ещё и запрещённую… ну, пока не совсем запрещённую поэму Николая Алексеевича Некрасова «Кому на Руси жить хорошо?». Вот! Хочу, чтобы его упекли… по полной программе. Я понимаю, что вы заняты. Вы ему позвоните по внутреннему телефону, а потом через пятнадцать минут мне. Хорошо. Согласен! Вы считаете, что меня ждут очень добрые вести. Приятно. До звонка!

Хламов возвращается к столу и садиться в кресло, закидывает ногу на ногу и со злорадной улыбкой смотрит в упор в лицо Сидорову.
Сидоров (не совсем уверенным голосом): - Так я тебе… так я вам, Вадим Вадимович, и поверил. Не может быть, чтобы…
Раздаётся громкий звонок, режущий слух, внутреннего телефона. Хламов жестом показывает Сидорову, чтобы тот снял трубку. Сидоров трясущейся правой рукой дотягивается до аппарата, берёт трубку, прикладывает к уху.
Сидоров (упавшим голосом, но подобострастно): - Алло! У телефона начальник отдела… безопасности Сидоров Варан (пауза)… Что? Согласен с вами. Я не Варан, Виталий Тимурович, а баран. Да, конечно. Я баран. Есть немного. Но возраст у меня уже… Сорок лет, не шутка. Мог что-то перепутать (пауза). Так я с этой татуировкой… ошибся, потому что мне не доложили. Понял, Виталий Тимурович, главный врач специальной поликлиники поставил в известность только вас, потому что… Понимаю. Это вы так решили. Что касается… таких вещей, понимаю и преклоняюсь перед всеми вашими желаниями (пауза). Не губите, Виталий Тимурович! Я не хотел… Да! Я согласен! Я баран. Я козёл. Я почти уже осуждённый на пожизненное заключение (пауза)? Конечно. Я понимаю. Теперь моя судьба зависит от настроения и желаний Вадима Вадимовича Хламова. Уловил, осознал, въехал в тему по… полной программе.
Сидоров дрожащей рукой кладёт трубку на массивный аппарат старого образца. Дань нахлынувшей моде в стиле «ретро».
Сидоров (заплетающимся языком): - Виталий Тимурович мне изволил сообщить, что при выходе из его замечательного здания обнаружу я при свидетелях в своей сумке не только наркотики, взрывчатку, оружие и прочее, но и… Какой позор! Там будет лежать и книга Некрасова «Кому на Руси жить хорошо?». Меня же осудит вся мировая элита (Хламову). Здесь несправедливость, потому что я уже двенадцать лет, вообще, ничего не читаю. Не губите меня, дорогой и любезный Вадим Вадимович! У меня тоже, как и у вас, есть жена, трое детей. Может быть даже, они - мои родные дети.

Свардунг: - Пожалейте его, господин виконт. Я тоже допускаю, что он растит своих собственных, самых родных детей, которых… сделал сам без вмешательства извне. Не при активном участии, к примеру, того же Виталия Тимуровича. Хотя, вряд ли. Впрочем, не моё дело. Пусть себе растут. Мало ли их на белом свете ребятишек проживает, которых добрые джентльмены запросто считают собственными творениями и свято верят в кристальную чистоту своих… благоверных.

Хламов: - Вы что, госпожа Свардунг, тоже активно возбудились? Вы сейчас несёте несусветный вздор! О каких-то детях. Дети за грехи родителей отвечать не будут! Я вам гарантирую! Буквально две-три минуты назад вы с этим гадом Сидоровым собирались вести меня на растерзание, а теперь хлопочите за отъявленного мерзавца и, явно, экстремиста. Вы подумайте о своей судьбе (встаёт, выходит на середину кабинета). Какие же вы… все тут мелкие!

Свардунг (с ужасом): - Неужели и я тоже могу пострадать? Неужели наша с вами взаимная привязанность и не скрываемые чувства нежности друг к другу, дорогой Вадим Вадимович, вот так… очень просто забылись вами? Я тоже могу пострадать?

Хламов: - Запросто! Я шутить не намерен! Прямо все дела брошу и начну – шутить!
Сидоров сидит, опустив вниз голову. Свардунг встаёт с кресла, подходит к Хламову.
Свардунг (пристально и почти с любовью смотрит Хламову в глаза): - Зачем же так, любезный и славный Вадим Вадимович? Нам ведь ещё вместе с вами предстоит горы свернуть. Ведь у вас, с вашим заднепроходным отверстием, намечаются такие перспективы! Можно сказать, международного значения.

Хламов: - Может, мне кое-что и предстоит совершить очень важное, но уже без вас, госпожа Свардунг!

Свардунг (в страхе): - А где же я буду?

Хламов: - Не знаю точно. Возможно, вы очень скоро преступите к заготовке высококачественной деловой древесины по сходным ценам для Китайской Народной Республики. Впрочем, не моё дело. Суд даст верное определение и вынесет справедливый приговор. Иначе не бывает... в демократической стране. Он, наш суд, всегда судит справедливо. Только так! Нам всем… вот с такими, не по пути!

Свардунг: - Но я ни в чём…

Хламов: - Был бы человек, а статью под него… подходящую всегда можно подобрать. Дело святое (наставительно). А пока сядьте! Я решу, что с вами делать!
Свардунг садиться в кресло. Но тут с места срывается Сидоров, падает перед Хламовым на колени, подползает к нему, обхватывает руками его ноги.
Сидоров: - Батюшка, барин! Не погуби! Век за тебя молить буду! К самому главному священнику пойду…

Хламов (отстраняясь): - Ты дикарь, Сидоров, если считаешь, что Господь обитает в шикарном особняке самого главного священнослужителя, православного, так сказать, христианина. Бог, он больше по подвалам, по свалкам и трущобам ходит. Он с теми, кого обидели, оскорбили, унизили… бизнесмены, которые в рясах и без них (повелительно). Встань с колен! Ты мне противен. Сядь на место. Ишь, егоза, то есть егозёл! Жить хочет. И не просто жить, а здорово. Халява!
Сидоров со вздохом, возвращается в кресло. Рядом с ними присаживается и Хламов.
Хламов (задумчиво, с грустью): - Я совсем недавно предполагал, что я - самый позорный из вас… тутошних. Решился вот показывать собственную задницу за крутые «бабки». Ну, тут, господа, сыграла свою роль моя неуверенность в собственном завтрашнем дне. Не о своей заднице я пёкся. Ведь дети у меня растут… А вот их надо кормить, поить, обувать. Но, всё равно, я совершил грех, ибо представил, как мне и моим близким будет хорошо… за счёт миллионов людей. Да! Пусть я не магнат. Но дегустатор туалетной бумаги. Такая профессия и подобные - страшный нонсенс, кошмар, к которому мы уже пришли. Я мысленно уже давно стал раскаиваться в том, что я – негодяй. Но, оказывается, есть и пострашнее, чем я. Монстры! Это вы! Избави Бог, я вас не стыжу. Бесполезно. Вы не поймёте. Точно так же, с таким же успехом говорил бы я и с куском дерьма и стыдил его за то, что оно – дерьмо. Смешно! Но нет ничего страшней откормленного раба! Он быстро становиться Иваном, не помнящим родства. Тупым и жадным Манкуртом!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Конкурс «действующие лица – 2011» iconСказка о квартирном вопросе 65
Действующие лица: Молодой человек, Сотрудница 1,Сотрудница 2, Сотрудник 1,Сотрудник 2, Сотрудник 3, Кассир 1,Кассир в центре площадки...

Конкурс «действующие лица – 2011» icon© Валерий Николаев (Перевод с итальянского) 2011 Действующие лица: Леон Пирсин
В кафе никого, кроме двоих: боба, одиноко ужинающего за своим столиком, и леона, стоящего перед стойкой с блюдами

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица: Ученик, Сказительница, Сопящая Дырочка, Хромоножечка,...
Действующие лица: Ученик, Сказительница, Сопящая Дырочка, Хромоножечка, Кривомордочка, Шепелявочка, Мама, Есаул, разбойники (3 человека),...

Конкурс «действующие лица – 2011» iconКорягина Елена Сергеевна моу «с о ш №16» г. Подольск. Вечер сказочной...
Принцесса. Скучно! Тошно! Грустно! Я плачу, у меня цвет лица портится (смотрится в зеркало). Я худею (обращается к Королю). Батюшка,...

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица
Леандр соперник мой. Он в Селию влюблен, и путь к моей мечте мне преграждает он

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица
Раздаются три удара. Занавес дрогнул и начинает подниматься. В это время в зале раздается

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица: ведущий, Фея Осени, братья месяцы, осенние листочки,...
Действующие лица: ведущий, Фея Осени, братья – месяцы, осенние листочки, Виноград, Гриб – Боровик, Медведь, Белка, зайчик

Конкурс «действующие лица – 2011» iconЗаконы Хаммурапи Действующие лица
Действие происходит на площади. Выходит богач в сопровождении раба, несущего мешок. Купец наблюдает за ними

Конкурс «действующие лица – 2011» iconСказка в двух действиях действующие лица
Ночь. За деревьями виднеется то ли озеро, то ли река. Большая яркая луна озаряет все пространство

Конкурс «действующие лица – 2011» iconИнсценировка сказки «Репка». Действующие лица
Реквизит: инструмент Деда: молоток, утюг, гребешок-грабли, лейка, пила, балалайка, гантели


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru