Конкурс «действующие лица – 2011»




НазваниеКонкурс «действующие лица – 2011»
страница2/10
Дата публикации08.01.2014
Размер0.89 Mb.
ТипКонкурс
5-bal.ru > Право > Конкурс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Сидоров: - Сразу же хочу вам открыть тайну и сказать откровенно. Здесь нет, не было и не будет извращенцев. А если бы и были… гомосексуалисты или, к примеру, лесбиянки, то, наверное, для таких надобностей нашлись бы, вполне, симпатичные и очень молодые мальчики и девочки. Должен прямо сказать. У вас лицо очень даже не подиумное и совсем не голливудское. Если бы вы мне приснились, то мне стало бы не хорошо. На долгое время. А ведь я - участник боевых действий, участвовал в нескольких локальных войнах. Так что, прошу вас, Вадим Вадимович, не снитесь мне, пожалуйста. Лучше так… наяву скажите прямо, что вас не устраивает и почему.

Хламов: - Я понимаю. Я дегустатор. Моя работа опасна и трудна. Можно сказать, пробуя на вкус самую разную пищу, я рискую быть отравленным. Во имя…

Сидоров: - На данную тему и по этому профилю… здесь уже давно набран штат таких дегустаторов, которые пробуют и разные блюда, и спиртные напитки, и даже лекарства. Некоторые уже удостоены правительственных наград… кое-кто посмертно. Яды, понимаете, сейчас изощрённые… изготовляют. Но ведь зарплата здесь, у дегустаторов такая, что ни одна комплексная бригада шахтёров на самом далёком севере не получает столько… даже за полгода.

Хламов: - Я согласен! Буду трудиться, подвергаясь риску для жизни. Но я должен знать, Гартан Варанович…

Сидоров: - Не оскорбляйте моего отца! Всё наоборот.

Хламов: - Я никого не оскорбляю. Что «наоборот»?

Сидоров: - Моего папу звали Гартан, а вы называете его Вараном. Намекаете на то, что моя мама с кем-то изменяла моему папе? Была с каким-то моим тёзкой, но более старшего возраста, чем я, в непристойных связях, и я, получается, незаконнорожденный.

Хламов: - Нет, я ни на что не намекаю. Я понял. Всё надо переставить местами, Варан Гартанович. Но что я должен… делать как дегустатор, Варан Гартанович?

Сидоров: - Не в моей компетенции. Сейчас сюда придёт главный технолог по этим, таким вот, специфическим делам и всё вам, Вадим Вадимович, объяснит. Но если вы слышали о таком явлении, как коммунизм, то вы будете жить при нём. При коммунизме! Вы и ваша семья. И ваш ежик Пулик, если бы он был жив, тоже ни в чём бы не нуждался. У вас будет всё! Вы человек необычной судьбы… Вам должны завидовать сотни тысяч… нет, пожалуй, что миллионы российских граждан. Не только не имущих, но и весьма состоятельных.

Хламов (с интересом и опасливо): - Меня, что, пошлют на Марс… без скафандра и жратвы?

Сидоров: - На Марсе дегустаторы не нужны! Они необходимы здесь! Именно такие, как вы! Вас природа наделила…

Хламов: - Чувствительной задницей?

Сидоров: - Именно, так. Но скоро вы подробно узнаете обо всех тонкостях вашей профессии. Не от меня. Я вам даже, где-то, завидую… Правда, я уже говорил. Но тут происходит дружеская, так сказать, зависть. Ни хрена не будете делать, честно говоря, за такие бабки! Ваша святая обязанность - только жрать до отвала, чего только не пожелаете, и кому надо показывать свою задницу? И в туалет ходить, как можно чаще. И всё!

Хламов: - Вы меня интригуете! Здесь снимают фильм про голых?

Сидоров: - Здесь никто и ничего, причём, ни с кого не снимает. Сам технологический процесс требует того, чтобы вы, время от времени, специалистам демонстрировали своё заднепроходное отверстие.

Хламов: - Зачем?

Сидоров: - Это надо родине! Вы, можно сказать, своеобразный Штирлиц. Вы на посту!

Хламов (вскакивает с мест и прикладывает пальцы ладони к правому виску своей головы): - Да здравствует, «Единая Россия» (садится)! Дай ей бог целиком проглотить телёнка и кости не выплюнуть! Да здравствуй Виталий Тимурович!

Сидоров (тоже вскакивает): - Ура (садится)! Мы отвлеклись. Но ничего. В любой момент, всегда не зазорно и уместно вспомнить о сплочённом, дружном и огромном коллективе добрым словом, о людях, которые…

Хламов: - …уже сидят на «Ё-мобилях»!

Сидоров: - Нет! Они сидят на хороших, дельных машинах. А этот самый… «Ё-мобиль», как и многое другое, пусть находится в распоряжении самого главного участника телевизионных рекламных роликов. Им, рекламным актёрам, всё можно. Им позволено надевать костюмы Дедов Морозов, а вместо валенок – ласты. Народ у нас выбирает не самых путних, а безудержно весёлых и остроумных. Вот тебе и – «Ё-мобиль»!

Хламов: - Нуда, помню. Зайчики – в трамвайчике, жаба – на метле, а на «Е-мобиле»…

Сидоров: - У вас очень рассеянное внимание. Очень! Вот это не так и здорово и даже плохо. Но… ничего. Представьте себе, в данном доме частенько бывает и наш… прославленный водитель «Ё-мобиля». Причём, сидит он не на самом почётном месте. Но ваших ушей сейчас достигла информация не для разглашения.

Хламов: - Прямо сейчас возьму – все дела брошу и пойду разглашать суровую военную тайну! Кому? Зачем? Для тех, например, буду сообщать великую новость, кто всё ёщё считает, что автомобиль – не транспортное средство, а млекопитающее животное? Так вот им без особой разницы, кто, где и как сидит. Без разницы! Хорошо, если они обитают в «Ё-бараках», а то ведь многие переселяются активно в «Ё-подвалы», в «Ё-канализационные колодцы», на «Ё-чердаки». А некоторые… Я не хочу, дорогой мой, Варан Гартанович, выражаться с помощью ненормативной лексики… Ведь многих уже… зарыли, они ушли к «Ё-матери»!.. В Иной мир. А могли бы ещё и пожить. У нас, то есть теперь у них, получается, тоже подбирается великая партия нищих, бомжей и бичей! Тоже ведь - единая Россия, но другая… сказочная. И на том, и на этом свете. Вы вот видели старинный фильм «Генералы песчаных карьеров»?

Сидоров (с достоинством): - Партия «Единая Россия» не рекомендует своим… членам смотреть антинародные киноленты, причём, зарубежного производства. Они способствуют неверному восприятию реальности. Я не считаю, например, Жоржи Амаду большим писателем.

Хламов: - Он что, тоже из… Иркутска? У них там всё… схвачено неведомыми силами.

Сидоров: - И даже не из Новосибирска и Красноярска… Он не из Сибири, а из Бразилии. Какой вы непонятливый, Вадим Вадимович! Но про Жоржи Амаду я ничего не знаю, я не помню о таком факте. Я абсолютно не знаю о том, что он житель Латинской Америки. А раньше знал… Так что, не желательно смотреть такие… безнравственные фильмы членам партии «Единая Россия». Ответственные члены!

Хламов: - Пусть они сами посмотрят, а не их члены… Но успокойтесь основательно. Это же безобразие происходит не у нас, а там… у них. Их подрастающему поколению хреново. А нашему – хоть бы что. У нас всё замечательно (радостно). Чем хуже – тем лучше! Правильно? А я тут наговорил вам всякой чепухи. А вы подумали, что я лично кого-то знаю из партии Лимонова. Нет, не знаю! Я тихий и скромный. Но мы отвлеклись от темы. Вы мне так и не сообщили, сколько я буду получать на этой каторжной работе, на которой…

Сидоров: - …на которой не надо чего-то делать, а достаточно только показывать свою задницу… специалистам, то есть самую действующую часть вашей нижней половины тела. Само отверстие, так сказать. Не моё дело, конечно. Но вот для меня загадка, тайна, можно сказать. За такую ерунду и ломить такую… заработную плату!

Хламов: - Не стоит иронизировать, Варан Гартанович. Грешно и даже не красиво смеяться над очень серьёзными вещами. Я бы вам не советовал… ёрничать. Вы называете мою будущую работу ерундой. Но ведь если Виталий Тимурович решил, то, значит… Вы так говорите, получается, о безопасности очень важного государственного человека и его семьи, что я просто считаю безнравственным держать всё это в тайне от общества и, в особенности, от заинтересованных лиц. Вдруг ваш и наш Виталий Тимурович узнает то, как вы относитесь к его здоровью и потенциальной безопасности. Что будет тогда? Мне трудно представить даже, как он среагирует на ваше… злопыхательство. Но он будет прав.

Сидоров (смущенно): - Виноват, Вадим Вадимович! Откуда он узнает? Да и зачем ему в такие мелочи вникать? Просес идёт, а там… Одним словом, всё нормально. Шутка такая… случайно у меня сорвалась… вырвалась. Кому интересно…

Хламов: - Всем! Это будет интересно всем! Без исключения! Даже Малахову, который… умеет на телевидении всё главное сказать сам, а вот остальным – заткнуть рты (примирительно). Ну, ладно. Я не обратил пристального внимания на ваше критическое и очень негативное отношение к моей будущей работе, а вы не слышали от меня слово, очень похожее, к примеру, там, на слово «пуля».

Сидоров: - Конечно, Вадим Вадимович. Как же по-другому. У нас теперь один коллектив с вами.

Хламов (удивлённо): - Вы тоже, Варан Гартанович, будете всем интересующимся показывать свою задницу?

Сидоров (возмущённо): - Да что я с дуба, что ли, упал (берёт себя в руки)? Я просто хотел сказать, что я не достоин показывать… и не обладаю такими… талантами. У меня другое – служба безопасности и охрана.

Хламов: - Я не понял! Так, всё-таки… Вы не ответили на мой самый важный вопрос.

Сидоров: - Какой вопрос? Вы хотите узнать, прямо немедленно, прямо сейчас, чем вы будете заниматься на вашей… ответственной работе?

Хламов: - Нет. О работе потом. Чуть позже. Я готов даже дерьмо пилить тупой пилой, но лишь бы хорошо зарабатывать, чтобы денег хватало на житьё мне и моей семье, от одной получки до другой.

Сидоров (берёт чистый лист бумаги, со стола шикарную авторучку пишет на ней сумму в цифрах): - Я лучше подам вам лично в руки листок бумаги, на котором всё будет написано. Посмотрите – и всё вам будет понятно. Вслух говорить не буду, но вот… напишу.

Хламов: - Почему? Вы думаете, что я бескрайне глухой. Увы, вы ошиблись! Я даже в своё время пел в школьном хоре. Чем вы объясните такой свой маневр? Вы любите писать? Вы писатель? Вы из бессмертной династии Донцовых?

Сидоров: - Бросьте вы! Просто когда мы будущим дегустаторам произносит сумму их заработной платы вслух, то многие из них падают в обморок. Причём, доложу я вам, отключение сознания у них происходит весьма и весьма глубокое. Опасное. Одного даже увезли отсюда на "скорой"…

Хламов: - В больницу?

Сидоров: - Ну, прямо уж, и в больницу! Обязательно, что ли, в больницу? Что, кроме больниц, мало других мест, что ли? В морг его отвезли!

Хламов: - Что, он очень расстроился?

Сидоров: - Нет, он умер от… нахлынувшего счастья.

Хламов (решительно): - Не надейтесь! Я не умру. Я не отдамся свей безвременной и скоропостижной кончине. Давайте сюда вашу бумажку! Не стесняйтесь! Я очень смелый, отважный и решительный.

Сидоров (подаёт ему листок): - Моё дело предупредить. Но, на всякий случай, возьмите себя в руки. Хотя, может быть, я преувеличиваю. Тот же Чубайс, скажем так, побольше получает, а ведь ничего и никому не показывает. В обморок не падает. Привык. Культурный очень и… незаметный. Скромный, как синий платочек… из песни. У вас хоть какая-то работа, а вот у него… Впрочем, молчу.

Хламов (решительно берёт в руки бумагу, пока не смотрит на цифру): - Он и подобные начальники ещё как показывают народу… всё, что надо и не надо. Впрочем, сейчас демократия, и лучше… мне промолчать (изучает написанное Сидоровым). Ага. Ну, вот, видите, я изучил копию будущего… важного документа. Весьма доволен и рад. Но в обморок не падаю.

Сидоров: - Вы – крепкий орешек.

Хламов: - Я понял главное. Я – нужный человек, и поэтому столько много рублей буду получать в вашей… конторе в течение календарного года. Меня такой факт радостно удивляет. За год такие деньги… Не плохо. Видать, дорого стоит моя задница. Но пока я не знаю, как её использовать на практике. Я про свою задницу.

Сидоров (пожимает плечами): - Скоро всё узнаете. Но кто вам сказал о рублях? Эта сумма в американских долларах. Извините, Вадим Вадимович, что не евро. Экономика должна быть… экономной, а масло – масленым. Один классик так сказал. Но кое-кто и кое-где уже всё пересмотрел, и он уже тот товарищ… ответственный – теперь не классик. А просто, он – часть нашей истории, которую мы усиленно… забываем. И правильно!

Хламов (с жутким страхом): - Не надо политических воспоминаний! Продолжим… о главном! Что? Это, получается (хватается правой рукой за левую часть груди), выходит, что я буду… иметь в тридцать раз больше, чем предполагал? Вот это годовая зарплата в долларах! В глазах мутновато…

Сидоров (с некоторым безразличием): - Здесь в цифрах зафиксирована не годовая денежная дотация, а месячная… без премиальных.

Голова Хламова безвольно падает на стол, он теряет сознание. Сидоров встаёт и прямо состоящего со стола графина выливает на голову Хламову огромную порцию минеральной воды. В кабинет с большим кожаным чемоданом входит Свардунг. Кладёт его прямо на стол.
Свардунг (садится в одно из кресел): - Понимаю. Наш новый дегустатор узнал о своей новой зарплате. Неужели мы его теряем (прикасается рукой к голове, к губам)? Нет. Вроде, горячий и дышит. Значит, будет жить. Зарплата у нас тут, у всех, не такая уж и плохая, а мужчина, будущий дегустатор, молодой и впечатлительный. Вот, если просто сказать, чуть кони и не двинул.

Сидоров (задумчиво): - Может быть, он совсем не от этого и потерял сознание. А по другой причине. Я, хоть и не эмоциональный, но допускаю, что причина потери его сознания заключается совсем в другом.

Свардунг (озабоченно): - Что-то серьёзное?

Сидоров: - Для нас чужая беда – до фонаря, Марионелла Моисеевна. Как водится. А вот у него горе в семье.

Свардунг (всплёскивает руками): - Да что же такое у нашего коллеги? Говорите же, Варан Гартанович! Я поняла. Смерть… Как ужасно! Все мы под богом ходим… Но мы поддержим. Соберём денег на похороны, кто сколько сможет. Постараемся на Новодевичьем кладбище покойника устроить…

Сидоров: - У него, понимаете, только что скончался любимый ёжик Пулик. Трудно будет в путёвом месте похоронить ёжика, хотя, если постараться…

Свардунг: - Если он так переживает за кончину безвременную своего ёжика, то он – замечательный человек и… ответственный. Я в этом уверена. Боже мой (раскрывает блокнот и смотрит в него), боже мой… как его… А-а! Боже мой, бедный Вадим Вадимович Хламов! Мир праху ёжика Пулика! Или Гулика?

Сидоров (утвердительно): - Всё правильно. Именно, Пулика.

Свардунг: - Тут мы разберёмся. Всё сделаем, как надо. Пулик будет погребён, почти что, с воинскими почестями. Но надо выводит его из состояния потери сознания. Я думаю, что пришло время мне провести с господином Хламовым некоторый инструктаж, хотя бы его начальную, вводную часть.

Сидоров: - Нет, извините, Марионелла Моисеевна, я ещё не всё доложил нашему… новому дегустатору.

Свардунг: - Я могу присутствовать при вашей беседе?

Сидоров: - Не желательно. Но, я думаю, что вам… можно. Вы ведь тоже государственный человек… почти, как я.

Свардунг (с некоторым возмущением): - Я более важный человек и специалист, чем вы! Я технолог по специализированной дегустации! От меня зависит…

Сидоров: - Молчу, молчу! Оставайтесь! Потом распишитесь в специальном документе о неразглашении нашего разговора с господином Хламовым.

Хламов шевелится, приходит в себя, поднимает голову. С некоторым недоумением смотрит на окружающих.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Конкурс «действующие лица – 2011» iconСказка о квартирном вопросе 65
Действующие лица: Молодой человек, Сотрудница 1,Сотрудница 2, Сотрудник 1,Сотрудник 2, Сотрудник 3, Кассир 1,Кассир в центре площадки...

Конкурс «действующие лица – 2011» icon© Валерий Николаев (Перевод с итальянского) 2011 Действующие лица: Леон Пирсин
В кафе никого, кроме двоих: боба, одиноко ужинающего за своим столиком, и леона, стоящего перед стойкой с блюдами

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица: Ученик, Сказительница, Сопящая Дырочка, Хромоножечка,...
Действующие лица: Ученик, Сказительница, Сопящая Дырочка, Хромоножечка, Кривомордочка, Шепелявочка, Мама, Есаул, разбойники (3 человека),...

Конкурс «действующие лица – 2011» iconКорягина Елена Сергеевна моу «с о ш №16» г. Подольск. Вечер сказочной...
Принцесса. Скучно! Тошно! Грустно! Я плачу, у меня цвет лица портится (смотрится в зеркало). Я худею (обращается к Королю). Батюшка,...

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица
Леандр соперник мой. Он в Селию влюблен, и путь к моей мечте мне преграждает он

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица
Раздаются три удара. Занавес дрогнул и начинает подниматься. В это время в зале раздается

Конкурс «действующие лица – 2011» iconДействующие лица: ведущий, Фея Осени, братья месяцы, осенние листочки,...
Действующие лица: ведущий, Фея Осени, братья – месяцы, осенние листочки, Виноград, Гриб – Боровик, Медведь, Белка, зайчик

Конкурс «действующие лица – 2011» iconЗаконы Хаммурапи Действующие лица
Действие происходит на площади. Выходит богач в сопровождении раба, несущего мешок. Купец наблюдает за ними

Конкурс «действующие лица – 2011» iconСказка в двух действиях действующие лица
Ночь. За деревьями виднеется то ли озеро, то ли река. Большая яркая луна озаряет все пространство

Конкурс «действующие лица – 2011» iconИнсценировка сказки «Репка». Действующие лица
Реквизит: инструмент Деда: молоток, утюг, гребешок-грабли, лейка, пила, балалайка, гантели


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru