Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов




НазваниеОбщественные настроения накануне реформ 1860-х годов
страница1/15
Дата публикации29.08.2016
Размер2.61 Mb.
ТипРеферат
5-bal.ru > Право > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


УДК 323.2

ББК (7)63.3(2)51 Р95

Серия «Политучеба» основана в 2006 году

Предисловие Вячеслава Глазычева Введение и послесловие Иосифа Дискина

Р95 Революция против свободы. Сборник / сост. Дискин И.К. -М.: Издательство «Европа», 2007. - 236 с. - (Политучеба)

Год 2007-й - год юбилеев Февраля и Октября. Двух русских револю­ций, одна из которых была в XX веке канонизирована интеллигенци­ей, вторая была ею проклята. А вместе они были объявлены провалом великого шанса па свободу.

Мыслить утраченными шансами - слабость русской интеллигенции. В ее исторической памяти существует еще одно подобное воспомина­ние - чуть ли не в то самое утро, когда Александр II намеревался под­писать Конституцию, бомбисты-революционеры обратили ход исто­рии вспять. Трудно спорить с тем, что судьба великой страны во мно-hoM определялась процессами, не зависевшими от воли даже столь мо­гущественного индивида, как самодержец. Столь же очевидно, что были моменты выбора, когда бесконечно многое зависело от случай­ного расклада мнений весьма ограниченного круга людей. В хресто­матии перед читателем разворачивается картина грандиозной идей­ной борьбы, предопределившей историческое- движение нашей стра­ны на многие десятилетия.

2007 is the year of two jubilees: February and October, the two Russian rev­olutions one of which has been carionUed and the other anathetnali/ed In the intellectuals. Jbgether they have been called a failure oi'a great oppor­tunity to attain freedom. Thinking in terms of lost opportunities is a weak point with Russian intellectuals. There is another such instance in its histor­ical memory: it has been said that almost the very morning Alexander II was about to sign the Constitution, the course of history has been reversed hv revolutionary terrorists. It is hard to argue with the notion that the destiny of a great country was in many respects dependent on processes that were out of control of even such a powerful individual as the Czar. It is equally obvi­ous that there were moments when too much would depend on a random combination of judgments within a narrow circle of people. The anthology unfolds a panorama of a major ideological confrontation that predeter­mined the historical course of our countrv for many decades ahead.

УДК 323.2 BBK (7)63.3(2)51

ISBN 978-5-9739-0105-9

Дискин U.K., составление, 2007 © Издательство «Квроиа», 2007

РЕВОЛЮЦИЯ

ПРОТИВ

СВОБОДЫ

ДИСКУССИЯ О РЕФОРМАХ

АЛЕКСАНДРА И И СУДЬБЕ ГОСУДАРСТВА



СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие ........................................6

Введение ...........................................10

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Общественные настроения накануне

реформ 1860-х годов .................................15

А. И. Герцен

Старый мир и Россия. Письма к В. Линтону.............17

Письмо первое.................................19

Письмо второе.................................25

Письмо третье .................................34

Граф П.А. Валуев

Дума русского во второй половине 1856 года............51

Б.Н. Чичерин

Письмо к издателю «Колокола»........................65

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Дискуссия о направлениях преобразований

и путях развития страны (1861 - март 1881 года).......75

М.Е. Салтыков (Н. Щедрин)

Несколько слов об истинном значении

недоразумений по крестьянскому делу..................77

Б.Н. Чичерин

Различные виды либерализма.........................89

4

К. Д. Кавелин

Чем нам быть? Ответ редактору

газеты «Русский Мир»...............................Ю5

Письмо первое................................108

Письмо второе................................134

«Народная Воля»....................................147

Еще о целях и задачах партии...................149

Для борьбы с царизмом необходим

общий фронт .................................155

Прокламация по поводу 1 марта 1881 года........157

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Оценки преобразований Александра II и отказ

от курса реформ (март - апрель 1881 года)............159

Из дневника Е.А. Перетца............................161

Из дневника великого князя

Константина Николаевича...........................187

М.Н. Катков

События 1 марта....................................191

Крамола, вызвавшая события 1 марта............195

У гроба императора Александра II...............197

Что значит слово «реакция»? ...................200

Все, что противоречит основному строю русского государства, должно быть устранено

из него самым решительным образом............202

Единственный царский путь....................203

«Голос» ............................................205

Послесловие

Иосиф Дискин. В круге третьем........................213

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вторая половина российского XIX века остается плохо известной за рамками узкого круга специалистов. В советские годы эта эпоха по­нятным образом была представлена единственно как время разви­тия революционного движения. В постсоветское - маятник качнул­ся в противоположную сторону, и в информационном поле абсолют­но доминирует сентиментально-сочувственное отношение к монар­хии. Если раньше на щит поднимались народовольцы, которых лишь слегка журили за пристрастие к индивидуальному террору, то те­перь в сознании даже вполне образованной публики возник эффект­ный образ: чуть ли не в то самое утро, когда Александр II намеревал­ся подписать Конституцию, бомбисты обратили ход истории вспять.

Трудно спорить с тем, что судьба великой страны во многом определялась процессами, не зависевшими от воли даже столь могуще­ственного индивида, как самодержец. Ну, скажем, никак нельзя было покончить с крепостным правом до тех пор, пока не было нескольких к тому условий. Нужно было, чтобы сама численность крепостных сократилась настолько, что они составляли уже существенное мень­шинство от общей численности крестьянского сословия. Требовалось, чтобы подавляющая часть крепостных была уже заложена-перезало­жена в казне вместе с имениями. Чтобы свершилось страшное уни­жение Крымской войны, многих заставившее смириться с тем. что нельзя дальше жить по схеме исключительно ручного управления, со­средоточенного в руках государя. И даже когда все эти условия сложились, нужна была еще долгая интрига, завершившаяся, высо­чайшим одобрением так называемой инициативы дворянства.

С этим не поспоришь, но столь же очевидно, что были момен­ты выбора, когда бесконечно многое зависело от случайного расклада мнений весьма ограниченного круга людей. В небольшой этой хресто-

6

матии кульминационное место занимает дневниковая запись, со­ставленная Государственным секретарем Е.Л. Перетрем по горячим следам заседания Кабинета министров 8 марта 1881 года. Граф Ло-рис-Меликов, пока еще министр внутренних дел, деликатно пытает­ся представить — как духовное завещание убитого императора - за­мысел созыва представителей земских собраний и городских дум для консультаций по путям преодоления воцарившегося в стране застоя. Лорис-Меликова поддерживают граф Милютин (пока еще военный министр), министр финансов Абаза, Государственный контролер Сольский, министр народного просвещения Сабуров. Его поддержива­ют великие князья Константин Николаевич и Владимир Александ­рович. Резко против - граф Строганов, в свои 86 лет склонный усма­тривать крамолу даже в фасоне дамской шляпки. Осторожно выска­зывался в пользу созыва, ссылаясь на давний опыт в трудные мину­ты царства, бывший министр внутренних дел граф Валуев. Ярост­но, страстно против - обер-прокурор Святейшего синода Победонос­цев, которому вторит один лишь министр почт, косноязычную реп­лику которого Константин Николаевич в своем дневнике прямо оп-ределяещ/как холуйскую.

Не дерзая выражать свое суждение прямо, государь явно опре­деляет свое отношение: сформировать комитет под водительством Владимира Александровича.

Комитет не собирался.

В позиции Победоносцева был резон - он усматривал в затее '•либералов», которую покойный император то вроде одобрял, то опять откладывал, первый шажок к конституции. Первый и пото­му наиболее важный. В позиции «либералов» было некое лукавство -они понимали, что у Победоносцева был резон, - они действительно жаждали конституционной монархии в отдаленном пока будущем. У Александра III осмысленной позиции не было и по слабости образо­вания быть не могло, но был верный инстинкт: Победоносцев прав -«либералы» подрывают основы самодержавия.

Точка невозврата была пройдена. Вместо диалога, вместо об­мена рациональными аргументами оставалось одно: расщепление той России, что была способна мыслить, на два лагеря, каждым из которых двигала страсть.

Страсть в революционном лагере, вдохновителем которого был Герцен с его любовью к слову и безразличием к логике: «Сохра­нить общину и освободить личность... Революция дает синтез этих решений». Всепоглощающая, самосжигающая страсть наро­довольцев, весьма верно угадывавших ход общественной эволюции:

7

«Политический переворот совершится, но совершится в том смыс­ле, что власть перейдет к буржуазии. Наша роль при этом выйдет самая жалкая».

И такой же напряженности страсть в лагере Победоносцева или Каткова.

В вольтовой дуге страсти неизбежно таяла и без того малая группа людей, мыслящих независимо, пытавшихся без страсти и уп­река нащупать линию смежности, линию возможного сотрудничест­ва власти и общества. Слева ее освистывали за «консерватизм», справа топтали за «либерализм».

Хрестоматию читать не слишком весело, но недаром сказано, что мудрость неотделима от печали. Отдельные стоики вроде А.В. Никитенко продолжали делать Дело, используя для того всякую возможность, но и они выдерживали не всегда, признаваясь себе в дневниках, как тот же Никитенко в 1873 году: «Какую цивилиза­цию мы должны выработать? Или нам придется пробавляться со дня на день и т. д. до бесконечности. Чтобы отражать внешних вра­гов у нас достаточно сил, и только. Где у нас залоги нравственного и общественного величия? Мы лишены единства общественного духа. «Мы едим друг друга и от того сыты бываем», сказал человек, кото­рый тоже ел других, пока сам не был ими съеден. Нравственность на­ша скверная: она не поддержана ни сознанием человеческого достоин­ства, ни религиозными высшими истинами». Заметим ~ это пи­шется за десяток лет до того, что принято называть реакцией. Это к модным иллюзиям по поводу царя-освободителя. Или еще из Ники­тенко: "Множество неудобств бывает следствием всяких реформ об­щественных, и жаловаться на них было бы несправедливо и малодуш­но. Но бесчестность, отсутствие всяких понятий о законности и долге, обманы при всяких сделках, одним словом - попирание общест­венной честности - вот что крайне дурно и невыносимо в нынешнем состоянии нашего общества... И так как подобное состояние нравов есть наследие веков, то надобны силы, чтобы переменить их к лучше­му». Это к модным иллюзиям по поводу давнего преизобилия нравст­венности.

В своем послесловии Иосиф Дискин достаточно обозначил ес­тественные параллели давних текстов с нашим временем. Взять хо­тя бы следующую сентенцию графа Валуева, знавшего толк в визан­тийской изощренности российского управления: "У нас сам закон не­редко заклеймен неискренностью. Мало озабочиваясь определитель­ной ясностью выражений и практической применимостью правил, он смело и сознательно требует невозможного».

8

Впрочем, читатель, хоть сколько-нибудь ориентирующийся в событиях последних двух десятилетий, без труда опознает в стать­ях хрестоматии знакомые интонации - разве что с русским языком дело нынче обстоит хуже. Опознает, чтобы обрести опору в стои­цизме отечественных деятелей, на своих плечах удерживавших, не­смотря ни на что, груз воли изменить жизнь к лучшему, не прибегая к потрясениям.

Вячеслав Глазычев, генеральный директор издательства «Европа»

ВВЕДЕНИЕ

Представляемая читателю книга не претендует на статус истори­ческой работы в строгом смысле этого слова. При отборе статей и документов составитель не ставил перед собой задачи охватить весь корпус документов и объективно представить последовательную эво­люцию всего спектра общественных взглядов в начале и в конце пери­ода реформ Александра П. Это скорее публицистическая работа, в которой авторский замысел доносит материалы, как представляет­ся, отражающие контуры грандиозной идейной борьбы, сохраняю­щей свою актуальность для современного читателя. В основу его от­бора легла авторская концепция о характере трансформационных процессов в России (см. И.Е. Дискин «В круге третьем»). В соответ­ствии С- этой концепцией именно в результате идейной борьбы в ходе александровских реформ сложилась та идейно-политическая диспо­зиция, которая предопределила историческое движение нашей стра­ны на многие десятилетия.

Представляемая трагедия идей являет собой жесткий урок. Нет, не забыт гегелевский завет, что «истинный урок истории со­стоит в том, что из нее не извлекают никаких уроков». Но все же, все же... Сегодня, когда в интеллигентской среде идет обостренная, во многом аффектированная дискуссия о характере путинских ре­форм, представляется полезным обозреть те настроения, с которы­ми образованное общество входило в александровские реформы, и те, с какими оно выходило после гибели царя-Освободителя. Многие ана­логии напрашиваются.

Задача книги - ознакомить современного читателя с проло­гом и финалом ^трагедии идей» реформ царя-Освободителя. Это бы­ла подлинная трагедия идей, завершившаяся изгнанием с политиче­ской авансцены сторонников политического реформирования. За этим последовали жизненные трагедии многих подвижников ре-

10

форм. Например, ранняя смерть статского советника И.Н. Ульяно­ва - результат краха его реформаторских надежд. Это очень извест­ная, но лишь одна из многих таких трагедий.

Читателю представлены публицистические работы, которые были идейными предпосылками реформ Александра Ни характеризу­ют убеждения противоборствующих сторон. Изохронное сопоставле­ние позиций основных политических сил позволяет читателю лучше понять истоки последующей исторической трагедии.

Даже очень эрудированный современный читатель, в отличие от образованного читателя России того времени, нуждается в пред­ставлении некоторых из авторов материалов, включенных в книгу. Конечно, нет необходимости представлять А.И. Герцена, которому уделено немало места в школьных учебниках истории и литературы. Публикация его известной работы «Старый мир и Россия» позволя­ет представить взгляды мыслителя, владевшего умами России. Но се­годня оказался почти забытым один из активнейших деятелей алек­сандровских реформ граф Петр Александрович Валуев. И это при том, что каждый читатель знает его в лицо. Известно, что моло­дой Петруша Валуев послужил А. С. Пушкину прототипом Петруши Гринева. Жизненная драма графа П.А. Валуева легла в основу сюже­та «Анны Карениной». Да и насмешник граф А.К. Толстой не пре­минул вывести Валуева в образе «министра-демагога» в своем «Сне Попова».

Перед читателем этой книги идеи П.А. Валуева предстают трижды. Сначала в эссе "Дума русского во второй половине 1856 го­да». Современный читатель хорошо знает цитату «сверху блеск, внизу гниль», но почти никто не читал текст этого эссе, действи­тельно написанного «кровью сердца». Сегодня трудно себе предста­вить то впечатление, которое оно произвело на современников. Вели­кий князь Константин Николаевич даже распорядился опублико­вать его в подведомственном ему «Морском зестнике-- в качестве об­разца для образа мысли и действия чиновников. Второй раз чита­тель столкнется с ним на страницах эссе К.Д. Кавелина «Чем нам быть"?» в качестве политического оппонента виднейшего либерала. Наконец, он увидит П.А. Валуева в числе участников без преувеличе­ния исторического заседания Совета министров, решавшего судьбу "реформы Лорис-Меликова» (см. отрывок из '-Дневника Е.А. Перет-ца»), где он отстаивал курс на создание представительного органа, участвующего в законодательной деятельности.

Так же мало известна записка И.Е. Салтыкова (еще не Н. Щедрина) «Несколько слов об истинном значении недоразумений

11

UULJ-LLI It l

nO крестьянскому делу», в которой знаток российских реалий насме­хается над либеральными мечтаниями реформаторов и предлагает свой подход к проведению преобразований, в котором гласность игра­ет ключевую роль.

Обращает внимание, что, несмотря на всю несхожесть воз­зрений, авторы этих материалов явно принадлежат к одной рус­ской культуре и связаны, общей исторической традицией. Письмо Б.Н. Чичерина к редактору «Колокола» свидетельствует, что вид­ные общественные деятели России еще сохраняют общее простран­ство диалога. Составителю также трудно было удержаться от ис­кушения включить в книгу статью Б.Н. Чичерина «Различные виды либерализма». Текст - прямо зеркало современных либеральных за­вихрений.

Вторая часть книги открывается статьей К.Д. Кавелина «Чем нам быть?», вводящей читателя в существо споров между ли­бералами, с одной стороны, и частью правительственной партии, которая искала пути развития российской государственности, - с другой.

В книге представлены программные документы «ниспроверга­телей» - партии «Народная воля» и ряд статей, характеризующих умозрения этой партии на закате эпохи александровских реформ. Читателю будет небезынтересно сопоставить рациональную аргу­ментацию программных документов и совершенно иную тональ­ность пропагандистских материалов.

Открытое противостояние придворных ••либералов» и «кон­серваторов» читатель сможет увидеть по записи хода заседания Со­вета министров 8 марта 1881 года, сделанное Государственным сек­ретарем Е.А. Перетцем. Этот документ практически неизвестен со­временному читателю, хотя без знания хода этого открытого спора ключевых акторов политического противоборства, как представля­ется, трудно понять подлинное содержание этого политического конфликта. В ходе заседания борьба шла не только за и против соз­дания представительного государственного консультативного орга­на. Скорее борьба шла за сохранение или, напротив, за свертывание курса на политическое реформирование государственной системы России.

Именно тогда, 8 марта 1881 года, был по существу положен конец реформаторскому курсу, и без того почти замороженному пос­ле покушения Каракозова. Комиссия по доработке проекта М. Т. Ло-рис-Меликова, созданная по итогам этого заседания, так и не заседа­ла. Весь этот проект был окончательно похоронен публикацией Ма-

12

UUL.LJ.L1 II 1L

нифеста Александра Ш, в котором провозглашалась незыблемость самодержавия.

Читатель может самостоятельно сопоставить позиции всех сторон, как непосредственно участвующих в дискуссии, так и нахо­дящихся за стенами Зимнего дворца (например, К.Д. Кавелина). Представляется, что блокада национального диалога, глухота к ар­гументам политических оппонентов (даже довольно близких по убе­ждениям) помешала либералам-государственникам в правительстве и вне его сопоставить свои позиции и найти компромисс, упрочить тем самым общественную базу для продолжения государственных ре­форм.

Представляется, что именно тогда был утрачен последний шанс создать систему «вертикальной мобильности», интегрирую­щей активную и нравственно чувствительную часть общества, пре­жде всего молодежь, в государственную систему страны. Одновремен­но и государственная машина России отныне была лишена притока квалифицированных практичных кадров, движимых не только «ло­влей счастья и чинов», но миссией служения Родине. Мм была остав­лена одна дорога - в «ниспровергатели», народовольцы, террористы и пропагандисты. Государственная машина все более и более монопо­лизировалась либо циничными карьеристами, либо фанатиками, еще более чем их либеральные предшественники утрачивавшими свя­зи с реальностью. Именно тогда был упущен шанс на эволюционное реформирование политической системы, была пройдена «точка не­возврата», после которой уже почти не осталось шанса свернуть с «дороги к Октябрю».

Для того чтобы яснее понять контекст жесткой идейной дис­куссии, состоявшейся на заседании Совета министров, читатель должен учесть, что К.П. Победоносцев, своей страстной речью по­трясший нового императора и похоронивший будущее России, всту­пал в эпоху реформ как либерал, публиковавший свои статьи (под псевдонимом) в изданиях Герцена и Огарева.

Мироощущение сторонников наступавших «консерваторов» представлено яростными статьями М.П. Каткова. Они стали идео­логическим рупором, обеспечившим политическую консолидацию всех сторонников К. П. Победоносцева, усилившим его и без того огромное влияние на Александра III.

Трибуной ненавидимых ими либеральных оппонентов была га­зета «Голос», позднее закрытая в разгар разгула реакции. Но тогда, в 1881 году, это была наиболее читаемая газета страны (тираж 23 тыс. экз.), выступавшая «за деятельную реформу», «против скач-

13

LI ULJ-1,1. L I I 1 L

ков и бесполезной ломки». Ее главный редактор - издатель АЛ. Кра-евский писал: «Мы не хотим льстить правительству, но не желаем льстить и народу, не желаем заискивать и w среде нетерпеливцев» (см. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауз и И.А. Эфрон, т. 17 (IX), стр. 108). Публикуемая в книге редакционная статья также принадлежит А.А. Краевскому.

Хотелось бы. обратить внимание на слог авторов. Наверное, обществу, где слово «пафосный» - синоним дурного вкуса, а всеохват­ный цинизм - симулякр прагматизма, будет полезно читать стра­стные и яркие тексты, стремящиеся не только убедить, но и увлечь читателей. Сколько в них искренней убежденности и боли за судьбы Отечества! Но в них же видна и глубокая фанатичная убежден­ность в своих принципах, глухота к доводам оппонента. Трагедия взаимного непонимания, которая в конечном итоге привела Россию к национальной катастрофе.

Хотелось бы надеяться, что представляемая- читателю траге­дия сможет послужить уроком хотя бы для немногих.

Иосиф Дискин

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconУчебно-тематическое планирование № Тема урока Кол-во часов
Реформы 1860-1870х годов. Самодержавие, сословный строй и модернизационные процессы

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconО проведении в российской федерации года молодежи
Это критические взгляды и настроения в отношении существующей действительности, новые идеи и та энергия, которые особенно нужны в...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconУрок-настроение
Для создания настроения использовала записи музыкальных пьес П. И. Чайковского и Д. Кабалевского, пения соловья, репродукции картин...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconРеферат по спецкурсу: «История российских реформ» На тему: «Контрреформы 80-90-х годов»
В обстановке спада революционной ситуации на рубеже 70—80-х гг этот курс был обречен на провал далеко не сразу

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconТема 23. Экономическое развитие СССР во второй половине 1960-х -первой половине 1980-х годов
Отход от «оттепели» и консервативный курс советского руководства (отход от реформ)

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconБуржуазные реформы 60-70-х годов XIX века в России
Цель урока: познакомить учеников с содержанием реформ второй половины века в России; доказать, что она в это время вышла на капиталистический...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconА. А. Бадараева Образы и настроения пейзажной лирики Ф. И. Тютчева и А. А. Фета (1820 1892)
Цели урока: обрисовать зрительные образы при чтении стихотворений, понять настроения, чувства поэтов, определить способы создания...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconУроки реформ 1990-х годов
И самый главный урок состоит в том, что реформа — это не одномоментный акт принятия «хороших законов», а построение последовательности...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconПрограмма воспитательной работы класса: "Лестница успеха"
Осуществляется через образование, а также организацию жизнедеятельности определенных общностей. В воспитании взаимодействуют личность,...

Общественные настроения накануне реформ 1860-х годов iconКурсовая работа студентки
Эта тема становится все более актуальнее в связи с улучшением русско-китайских отношений, поэтому нам надо понять как жили люди в...


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru