Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы




НазваниеЛишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы
страница1/33
Дата публикации14.07.2013
Размер5.22 Mb.
ТипДокументы
5-bal.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33




Архив Л.Д.Троцкого

Том 4



Редактор-составитель Ю.Г.Фельштинский
Предисловие, примечания, указатели Ю.Г.Фельштинского

и Г.И.Чернявского

Предисловие
Предлагаемый том завершает условную первую часть девятитомного “Архива

Троцкого”. В томе помещены материалы, предшествовавшие депортации Л.Д.Троцкого

из СССР в начале 1929 г. Хронологически он охватывает последние три месяца 1928 г.

(первый документ датирован 1 октября, последний декабрем 1928 г.)

Документы, относящиеся к самому началу 1929 г., то есть ко времени,

непосредственно перед экстрадицией, в архиве отсутствуют. Что касается

бумаг самого Троцкого этих дней, то, по всей видимости, они просто не были

уложены в багаж, который семья Троцкого спешно собирала 20-21 января

1929 г., когда лидеру оппозиции было объявлено “постановление ГПУ” – на самом

деле политбюро ЦК ВКП(б) – о высылке Троцкого “из пределов СССР”1.

Что же касается документации другого рода (всевозможных писем, заявлений и т. п.),

то она просто не могла отложиться в бумагах Троцкого, так как с середины

декабря 1928 г. он находился в полной изоляции, его контакты были

полностью оборваны надсмотрщиками из ОГПУ.

В публикуемой в томе переписке оппозиционеров продолжается, хотя и

постепенно глохнет полемика по вопросу, кто из них стоит на более правильных

позициях, главным образом по вопросам, касавшихся социально-экономического

положения в СССР и политического курса руководства ВКП(б). Как правило,

оппозиционеры подчеркивали, что они попрежнему принадлежат к компартии,

несмотря на то, что были исключены из нее в конце 1927 г.

Лишь некоторые оппозиционеры (почти исключительно из бывшей группы

“демократического централизма”) пришли к выводу, что ВКП(б) перестала быть

революционной партией. Особенно энергично мысль об “оппортунизме” ВКП(б)

проводил теперь лидер децистов В.М.Смирнов. В своих письмах сторонники

Троцкого решительно отвергали соображения Смирнова, продолжая надеятелься на

примирение с руководством партии, в частности со Сталиным, когда он и его

группа вступят на “правильный путь”, то есть признают правоту оппозиции.


Все сторонники Троцкого, включая его самого, отвергали так назывемый

“исторический троцкизм”, то есть взгляды Троцкого до его вступления в

большевистскую партию в 1917 г. Впрочем, в некоторых письмах и других документах

содержались попытки показать, что между теорией перманентной революции,

которую Троцкий пропагандировал в 1905 г., и ленинским подходом к революции

существенных различий не было. Отдельные ссыльные, например,

И.Я.Врачев, полагали, что в условиях 1928 г. критику “исторического троцкизма”

следует попридержать, так как эта критика льет воду на мельницу сталинистов.

Порой сторонники Троцкого нападали на децистов более ожесточенно, чем на

сталинистское партийное руководство. В.М.Смирнова и других децистов обвиняли в

“напыщенном кривлянии”, в “слабом рассудке” и т. п. Последние отвечали тем же,

называя всё то, что произносилось по их адресу, клеветой и высокомерно отвергая

“троцкистские благоглупости”.

Иначе говоря, и в ссылке оппозиционеры продолжали действительно оставаться

большевиками со всеми свойственными этой породе людей ментальными

характеристиками - догматизмом, цитатничеством, непримиримостью ко взглядам

оппонентов, в том числе и, вероятно, особенно в собственной среде, стремлением

навесить ярлыки, почти полной неспособностью к компромиссам и т. д.

Документы свидетельствуют о том, что власти продолжали и усиливали

репрессии в отношении сосланных оппозиционеров, о мелких придирках к ним, о

стремлении властей до предела ограничить их переписку, о контроле за содержанием

писем и т. д. Первый же публикуемый в этом томе документ – листовка “Позорная

политика” от 1 октября 1928 г. – приводит ряд фактов на этот счет.

Некоторое внимание в публикуемых материалах уделяется усиливавшимся

разногласиям между сталинской группой и “правыми” – Бухариным, Рыковым,

Томским (к числу правых без должных к тому оснований порой относили Калинина и

Ворошилова). Правда, травля “правых” носила анонимный характер, фимилии их

руководителей в докладах и речах сталинистов, а также в передовых и прочих

статьях печатных органов не назывались. Но оппозиционерам (да и не

только им) было отлично известно, кого именно имеют в виду всевозможные

разоблачительные крикливые выступления.

Представляет интерес предпринятый И.Т.Смилгой детальный анализ статьи

Н.И.Бухарина “Заметки экономиста”, которая вполне обоснованно характеризовалась

как платформа правого крыла в ВКП(б), как “важнейший документ борьбы между

правыми и центристами” (напомним, что центристами попрежнему именовали Сталина

и его сторонников).

Впрочем, далеко не все оценки ситуации в партийном руководстве были

обоснованными. Нередко сторонники Троцкого явно недооценивали глубину

расхождений между Сталиным, с одной стороны, и “правыми”, с другой.

Подчас в документах ссыльных оппозиционеров речь шла о якобы предстоявшем

примирении“центристов” с “правыми”, о “гнилом соглашении” Сталина с Бухариным

и т. п. В одной из листовок оппозиционеров (октябрь 1928 г.) совершенно

необоснолванно утверждалось: “То, что правые хотели бы сделать в короткий срок,

центристы делают в рассрочку”.

В то же время, с другой стороны, оппозиционеры тешили себя оказавшимися

совершенно неосновательными надеждами на примирение со сталинской группой. В их

среди распространялись слухи о том, что члены “партийного руководства” пускают

пробные шары в смысле возможного примирения с оппозицией и возвращения ее

членов не только в партию, но и в руководящие органы. В этом смысле

упоминалось имя Г.К.Орджоникидзе. Подчас даже самому Сталину приписывались

такого рода разговоры. Не исключено, что они действительно имели место, но,

разумеется, по чисто тактическим соображениям, особенно в условиях, когда в

верхнем эшелоне власти не завершилась еще борьба между сталинистами и

сторонниками более умеренного курса.

Постепенно оппозиционерам становилось все более ясным, и это четко

прослеживается по документам, что возвращение в партию возможно только на базе их

полной капитуляции.

Некоторые публикуемые материалы свидетельствуют, что оппозиционные группы

в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве и некоторых других городах еще сохраняли

определенное влияние, в основном в интеллигентской и студенческой среде.

Приверженцы Троцкого все еще позволяли себе иногда открытые выступления на

партийных собраниях, на собраниях коллективов предприятий и даже на улице. В

некоторых случаях они имели возможность издавать нелегальные листовки и

бюллетени.

Но это влияние все более сокращалось и в силу преследований, и потому, что

ссыльные лидеры оппозиции утратили непосредственный контакт со своими реальными

и возможными сторонниками и, наконец, вследствие усталости и осознания

бесперспективности дальнейшей борьбы в среде рядовых оппозиционеров. В то же

время в отдельных документах, например, в листовках московских

сторонников оппозиции, это влияние существенно переоценивалось.

В статьях, письмах, заявлениях оппозиционеров можно найти массу фактов,

характеризовавших реальное хозяйственное, социальное и политическое положение в

стране, данные о государственной эксплуатации рабочих, о ситуации в партии, о ее всё

большем обюрокрачивании.

Привлекает внимание один из документов (“Состояние денежного обращения и

покупательной силы денег к началу 1928/29 г.”), в котором можно найти довольно

тонкий и профессиональный анализ финансово-денежной проблемы в СССР в 1927-

1928 гг. Здесь показаны крайнее напряжение в этой области, снижение покупательной

силы денег, усиливавшаяся инфляция, усиление товарного голода на предметы первой

необходимости и т. д.

Обобщенные оценки можно обнаружить в статьях Л.Д.Троцкого, написанных в

октябре-декабре 1928 г., – последних сохранившихся его документах, относящихся ко

времени до депортации.

В статье, посвященной 11 годовщине Октябрьской революции, Троцкий уделил

много внимания противопоставлению Ленина нынешнему советскому руководству. Он

уже четко формулирует, что в партии и в стране сложился и функционирует

“сталинский режим”.

В обобщенном виде оценка положения в верхах партии к этому времени дана в

его статье “Кризис право-центристского болока и перспективы”. Здесь автор пытался

обосновать своей тезис о “практике узурпаторства” на путях к “подлинному

бонапартизму”, которая характерна для группы Сталина, опиравшейся на “рабочую

бюрократию”. Весьма образным, но, по нашему мнению, не имевшим глубокого

внутреннего содержания, было замечание Троцкого, что социальный хвост бъет по

аппаратной голове сталинцев, имея в виду якобы усиливавшуюся угрозу

капиталистического перерождения социально-политического строя в СССР.

Особенно четко свою концепцию “рабочей бюрократии” как социальной базы

режима Троцкий сформулировал в статье “О философских тенденциях бюрократизма”.

“…Каждый отдельный бюрократ, - говорилось здесь, - склонен рассматривать диктатуру

[пролетариата] как ангела-хранителя, стоящего за его спиной”. Троцкий полагал, что

пролетарская диктатура в СССР все еще сохраняется, но деформируется

бюрократическим слоем. О степени ненависти автора статьи к Сталину можно судить

хотя бы по следующему высказыванию: “Внешне бюрократическая бесцветность его

речей и статей так же мало прикрывает его задыхающуюся ненависть ко всему, что

превосходит его уровень, как сталинская мысль, как скорпион, нередко ранит себя

самоё ядовитым хвостом в голову”.

Иначе говоря, лидер оппозиции, а вслед за ним и его приверженцы, осознавая,

что “в датском королевстве” далеко не все в порядке, все еще утешали себя

догматическими соображениями в духе ленинских установок и надеждой на

возможность восстановления подлинной “пролетарской диктатуры”, которая

на самом деле никогда не существовала.

Упомянутые статьи, между прочим, свидетельствуют о постепенных подходах

Троцкого к будущей книге о Сталине. В них, в частности, можно встретить блестящий,

бескомпромиссный анализ сталинской риторики. Правда, лидер оппозиции не ставил

вопроса о том, насколько соответствовала эта риторика реальным замыслам генсека,

действительно ли она свидетельствовала о посредственности сталинского ума, как

полагал Троцкий, или же была средством не столько выразить, сколько

скрыть реальные замыслы. Нам представляется, что Сталин был значительно

более сложным историческим персонажем, нежели тот образ, который

складывался и упрочивался в сознании Троцкого2.

Как и в предыдущих томах, в предлагаемом томе публикуются некоторые

документы официальных партийных органов, в том числе секретные, которые

передавали оппозиционерам их тайные симпатизанты. Среди них информационные

сводки Московского комитета ВКП(б), которые свидетельствуют о настроениях в

рабочей среде на разных предприятиях столицы. Сводки дают представление о том,

что к осени 1928 г. сторонники Троцкого все еще сохранили определенное влияние

среди рабочих.

Две сводки специально посвящены “троцкистским” выступлениям, в частности в

связи с одиннадцатой годовщиной Октября. Надо, однако, сказать, что в некоторых

случаях партбюрократы “дули на холодное”, в ряде случаев представляя в качестве

оппозиционных выступлений простые проявления недовольства.

Значительно меньшее число документов, нежели те, которые были опубликованы

в предыдущих тома, посвящено международному положению и зарубежному

коммунистическому движению. Общая позиция партийного руководства в этих

вопросах Троцким также характеризовалась как “центризм”. Он утверждал, что

левизной центру “удавалось щеголять только в рамках политической обыденщины”.

В статье “Пакт Келлога и борьба за мир” (декабрь 1928 г.) Троцкий формулирует

и пролностью одобряет двойственность и по существу дела лицемерный характер

советской внешней политики – агрессивный по линии Коминтерна и соглашательский

по линии Наркоминдела. В то же время он жестко критикует конкретные проявления

этой политики, в частности присоединение СССР к пакту Бриана-Келлога об отказе от

войны как средства национальной политики.

Специфическая ситуация в зарубежных компартиях освещается только в одном

документе – письме Троцкому из Берлина (первая половина ноября 1928 г.). Явно

преувеличивая, автор высказывал мнение о распаде Коминтерна, но и об

оппозиционных коммунистических группах в Германии, Бельгии, США высказывался

весьма критически. Письмо дает некоторое представление о взаимоотношениях между

отдельными руководящими лицами как в компартиях, так и в противостоявших им

комунистических группах.

В качестве приложения в томе публикуется брошюра (сборник статей и

документов) Л.Д.Троцкого “Новый курс”, изданная малым тиражом в конце 1923 г. и

связанная с принятой 5 октября того года резолюцией политбюро ЦК РКП(б),

содержавшей критику борократизма в партии. Ознакомление с текстом брошюры

(отдельные ее части автор называет то статьями, то главами), как нам

представляется, будет способствовать лучшему пониманию тех споров и дискуссий,

которые происходили в советской компартии в условиях нэпа, и участию в

них Троцкого и его сторонников. Текст брошюры печатается по архивному оригиналу,

который несколько отличается от опубликованногго и более полон. Отдельные

места, не вошедшие в публикацию 1923 г., в архивном подлиннике не

сохранились. В томе они обозначены отточиями в квадратных скобках.

Том публикуется в соответствии с теми археографическими методами, которые

были определены в предыдущих томах издания.

Редактором-составителем тома является доктор исторических наук

Ю.Г.Фельштинский. Основная археографическая работа (подготовка введения,

составление примечаний и указателей, приведение текста в соответствие с

современным русским языком) проведена Ю.Г.Фельштинским и доктором

исторических наук Г.И.Чернявским. В работе над томом принимали также участие

доктора исторических наук А.В.Панцов (Коламбус, США) и М.Г.Станчев (Харьков,

Украина).

Документы тома, хранимые в Хогтонской библиотеке Гарвардского университета

(США), публикуются с любезного разрешения администрации Хогтонской библиотеки.

ПОЗОРНАЯ ПОЛИТИКА

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Москва, 1 октября 1928 года

Число сосланных большевиков-ленинцев приближается к тысяче. Верность ленинской линии оплачивается дорогой ценой. Товарищи, отдавшие свою жизнь и здоровье делу рево­люции, старые большевики-подпольщики, герои Красной ар­мии, участники Октября снова брошены в дебри сибирской тайги, к пустынным границам Китая и Афганистана.

ГПУ не довольствуется тем, что осуждает ленинцев на мед­ленную физическую смерть. Непрекращающиеся издеватель­ства, бессмысленные и бесцельные — таков удел товарищей, сохранивших верность ленинизму.

Мы не знаем и сотой доли того, что приходится переносить ссыльным товарищам. Письма не доставляются. Телеграммы протеста, в том числе и адресованные в ЦК ВКП или в прокура­туру, задерживаются местными органами ГПУ. Но и те отдель­ные факты, которые вам известны, говорят о неслыханном ре­жиме ссылки, в которой находятся большевики-ленинцы (оп­позиция) в СССР.

Приведем несколько примеров:

Тов. Зарге выслан в Обдорск, за полярным кругом. Выслан туда по этапу, вместе с ворами, убийцами, спекулянтами. По до­роге побывал в десятке тюрем и изоляторов, причем в одном только Свердловском изоляторе провел свыше месяца, ночуя под нарами из-за недостатка места. Отобраны и не возвращены все его вещи, в том числе часы, полученные в Красной Армии, как боевая награда.

В своем заявлении, поданном в ЦК ВКП, т. Зарге пишет:

“... Те, кто осуждены по 107 статье (спекулянты), при всех ус­ловиях, даже при конфискации имущества, пользуются покро­вительством советской тюремной и гепеусской администра­ции. Поездка в ссылку без конвоя, «за свой счет», получение за плату ресторанных обедов, покупка мест на нарах у «шпаны», полная обеспеченность. Шпионам, растратчикам, взяточникам разрешены частые свидания, переписка, передача денег. Оппозиционеры всего этого лишены».

Вот к каким выводам пришел т. Зарге, понаблюдав совет­ские тюрьмы.

Не менее возмутительна история, разыгравшаяся в селе Кудымкор (Урал). Когда к одному из сосланных туда товарищей приехала жена (член партии), то ей предложили немедленно уехать. Товарищу даже не позволили проводить ее до станции, хотя такое разрешение было выдано одной участнице взрыва партийного клуба в Ленинграде.

Когда четверо кудымкорских ссыльных-большевиков (Вязниковцев и др.) пожаловались на неслыханную грубость и без­законные поступки заведующего почтой (матерная ругань, от­каз выдать полученные письма и пр.), то вместо того, чтобы одернуть зарвавшегося самодура, жаловавшихся т[оварищей] предали суду и приговорили к году тюремного заключения за оскорбление начальства. Пока этот неслыханный приговор был отменен по приказанию из Москвы, товарищам пришлось проделать несколько сот верст по этапу и отсидеть 2 месяца в тюрьме.

Один из организаторов московского восстания в октябре 1917 г. тов. В.М.Смирнов приговорен к тюремному заключе­нию за 5-минутное опоздание на регистрацию в ГПУ.

Комсомолец т. Грязнов, сосланный в глухое село Тоболь­ского округа, лишен пособия и фактически обречен на голод­ную смерть.

Тяжелобольных: старейшего большевика, политкаторжани­на Виленского-Сибирякова, руководителя КИМа тов. Вуйовича и многих других сослали в места, где отсутствует достаточная медицинская помощь и не разрешают даже кратковременной отлучки с места ссылки (Крайний Север) для лечения.

Эти примеры бессмысленных издевательств, нелепых жестокостей и тупого бюрократизма — только малая часть того, что происходит в действительности.

Бессовестно лжет тот, кто говорит, что такая политика вы­зывается интересами Советской страны. Наоборот, она под­рывает авторитет СССР в глазах всего мирового пролетариа­та. Она отталкивает рабочих, которые вместо классовой политики видят поблажки арестованным спекулянтам и жес­токую расправу с рабочими-большевиками.

Нынешнее руководство помиловало шахтинских контрре­волюционеров на том основании, что они-де еще принесут пользу Советской Власти, хотя совершенно непонятно, в чем проявится полезность этих предателей.

В то же время сотни большевиков, которые действительно по­надобятся в тяжелый момент и партии и рабочему классу, кото­рые, не в пример единогласно голосующим чиновникам, грудью станут защищать СССР от врагов, 90% ссыльных, либо подполь­щики, либо участники гражданской войны, — эти большевики об­речены на медленное умирание в далекой ссылке.

Милости — шахтинцам и расправа с большевиками-ленин­цами — вот линия нынешнего руководства.

Это линия, сползающая с пролетарских позиций. Эта ли­ния ведет к термидору. Революционный рабочий должен на­прячь все силы в борьбе против этой гибельной линии.

Требуйте прекращения бессмысленных издевательств и ре­прессий. Требуйте возвращения ссыльных большевиков.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconВ. А. Гульчеев некоторые социальные и исторические аспекты развития физической культуры в осетии
П. Ф. Лесгафт, который строго разграничивал понятия «физическое воспитание» и «физическое образование». Он подчеркивал, что физическое...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconКоторая станет ясной уже сегодня. Если я объявляю вам, что серия...
Если я объявляю вам, что серия тем будет посвящена трехангельской вести, боюсь, что некоторые из вас будут присутствовать на ней...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconСегодня в селе Панфилово Ленинск-Кузнецкого района открылись две...
Новоселами стали жители Мысков, Осинников и Ленинска-Кузнецкого, их поздравили начальник областного департамента строительства А....

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconПозади еще один учебный год, который мы (педагоги, дети и родители)...
Позади еще один учебный год, который мы (педагоги, дети и родители) прошли вместе. Оглядываясь назад, нам хочется для анализа выделить...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconМетодические рекомендации по изучению дисциплины дпп. 05 Дизайн
Охватывают некоторое пространство. Совершенно иное строение стакана: у него есть свое почти замкнутое внутреннее пространство, сообщающееся...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconУ вас в руках книга «для своих» для тех, кто практикует бхакти, а...
Многие изложенные здесь наблюдения могут в равной мере относиться и к другим духовным и вайшнавским организациям. Я не претендую...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconКомментарии по Посланию к Римлянам 1-8
Даже наша любовь к своим детям слишком часто бывает лишь в надежде на взаимную любовь, или, по меньшей мере, на понимание ее. Благодать...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconО конфорных преобразованиях тензора голоморфной секвиционной кривизны многообразия Вайсмана-Грея
Рассмотрим гладкое многообразие m при чем и. Зададим на данном многообразии пару тензорных полей, где j – почти комплексная структура,...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconЛекция Статика Прежде чем приступать к предсказаниям, то есть рассматривать
Однако нас в данном случае интересует не натальная карта как таковая, анализировать которую вы уже умеете, а лишь некоторые ее элементы,...

Лишь некоторые оппозиционеры почти исключительно из бывшей группы iconМоделирование и компьютерный эксперимент
Модель — это упрощенное подобие реального объекта. Модель отражает лишь некоторые свойства объекта, существенные с точки зрения цели...


Учебный материал


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
5-bal.ru